Хронический гепатит с иммунитет

Хронический гепатит с иммунитет

Итак, воспаление мы уже сняли, перистальтику — нормализовали, состав крови — несколько улучшили.

.

Пришло время обсудить вопрос борьбы с вирусом — тем агрессором, распространение которого нам временно удалось приостановить. Мы понимаем что если наш иммунитет продолжит работать так, как сейчас, все наши достижения неизбежно будут временными. Возможно, у нас ничего и не выйдет. Как уже говорилось, иммунная система организма и принципы ее работы относятся к числу наименее изученных областей науки о человеческом теле. Поэтому многие эксперименты с нею заканчиваются плачевно — аутоиммунными заболеваниями, обострениями хронических проблем, повышением склонности к новым инфекциям.

Таким образом, мы не можем претендовать на роль опытных иммунологов. Но проблема здесь в том, что на нее не могут претендовать и сами иммунологи. И поскольку действовать нам нужно крайне осмотрительно, а спросить совета нам будет не у кого, скажем несколько слов о каждом из существующих нынче стимуляторов иммунитета.

Прежде всего, проясним терминологию. Влияющие на работу иммунной системы вещества бывают нескольких видов:

  • иммуномодуляторы — препараты, восстанавливающие активность нарушенных или отсутствующих по каким-то причинам звеньев иммунной защиты. То есть эти вещества моделируют и компенсируют норму работы иммунитета в случаях, когда нарушение есть и оно носит конкретный характер. Иммуномодуляторы особенно актуальны при лечении ВИЧ и СПИДа;
  • иммуностимуляторы — это препараты и вещества, которые стимулируют к работе сразу все звенья иммунитета. Они повышают активность там, где конкретной дисфункции нет, но деятельность иммунной системы угнетена. И результат такой защиты, следовательно, оставляет желать лучшего. Стимуляторы применяются для лечения частых, но различных инфекций организма — особенно если склонность пациента заболевать сочетается со слабым иммунным откликом на инвазию;
  • иммунокорректоры являются веществами точечного воздействия. Они применяются в случаях, когда «сбойный» сектор в работе иммунитета известен, и он один. То есть когда нарушение не комплексное, а единичное, не оказывающее заметного влияния на прочие элементы защиты. Препараты этого класса в последнее время все чаще применяются в онкологии, для лечения злокачественных опухолей;
  • наконец, что такое иммунодепрессанты, мы и так знаем. Это вещества, позволяющие угнетать работу иммунитета в случае необходимости. Таких случаев существует всего два. Первый: заболевание пациента является следствием аутоиммунного процесса, при котором иммунная система демонстрирует своего рода аллергическую реакцию, только направленную не на внешний раздражитель, а на клетки органов тела. И второй: если пациент перенес трансплантацию донорских органов или. тканей. Независимо от того, какие органы или ткани были замещены и в каком объеме, пациенты с трансплантатами до конца своих дней обречены на прием препаратов, подавляющих реакцию иммунного ответа. Какой из названных выше видов средств наиболее актуален в нашем случае? Мы точно не знаем. Потому что уже не уверены, что с вирусами гепатита дела обстоят так же просто, как с вирусом гриппа или кори. Мы помним ряд связанных с ними загадок.
  1. Вирусы гепатита иногда сразу переходят в латентную форму, иногда — проявляются остро, а иногда — прямо-таки молниеносно. Четкого ответа на вопрос, от чего зависит форма их течения в каждом конкретном случае, нам никто не дает.
  2. Все они обладают способностью проходить полностью и самостоятельно — то есть способностью к необъяснимой ремиссии.
  3. Частота перехода их в хроническую стадию может быть связана не с одним фактором (сниженный иммунитет), а с несколькими. Например, с неадекватными проблеме методами лечения (если медицина ошибается в природе или принципе действия возбудителя). А также с наличием у вирусов гепатита ряда неизвестных пока медицине возможностей — симбиоза с клетками, мутаций в ответ на терапию, особых путей размножения, механизмов, позволяющих «обманывать» иммунитет.
  4. В конце концов, множество пробелов наблюдается даже в начальном вопросе: всегда ли существует взаимосвязь между нахождением в клетках печени вируса и заболеванием этого органа?

Впрочем, мы можем однозначно исключить иммунодепрессанты. Если только, разумеется, наш гепатит не обусловлен аутоиммунным процессом. Это следует уточнить у врача. Такой риск существует, когда мы страдаем симптомами гепатита, а все анализы крови на маркеры вирусов дают отрицательный результат. Тогда, как мы понимаем, сохраняется вероятность, что мы инфицированы неким пока не известным науке штаммом. Но эта вероятность низка настолько (один шанс на несколько миллионов), что ситуация непременно требует выяснения.

Тогда нам будет разумнее обсудить с врачом возможность аутоиммунного поражения. И пойти дополнительные тесты на активность иммунных телец и их состав. Обычно аутоиммунная реакция определяется по наличию в крови антигена не к вирусу, а к клеткам печени. Диагностика аутоиммунных заболеваний не входит в число стандартных тестов при гепатите, даже если вирус так и не был обнаружен.

Как правило, это исследование платное и, в общем, недешевое. Именно поэтому нам следует проявить инициативу в вопросе. Ведь без точной диагностики попытки лечения неизвестно чего лишены смысла. И в дальнейшем мы переплатим куда больше. Причем за терапию, в лучшем случае бесполезную, а в худшем — опасную для тех процессов, которые у нас и без стимуляции протекали вполне нормально.

Ну и едва ли нам пригодятся иммунокорректоры. Последнее утверждение, конечно, мы делаем с некоторыми оговорками, но для большинства случаев оно будет верно. Многие особенности самих возбудителей и механизма развития гепатита науке неясны. А из этого напрямую следует, что мы не знаем и в каком секторе цепочки иммунной защиты у нас произошел сбой. Если он вообще имеет место. Потому не будем торопиться с выводами и, не исключая эти вещества из поля зрения полностью, оставим их напоследок. На случай, если вдруг у нас обнаружится конкретное отклонение в работе иммунитета. Или в гепатологии (наука о заболеваниях печени) будет сделано революционное открытие. Без этих двух условий нам лучше не пытаться наладить то, истинное состояние чего мы не можем оценить.

Начнем с иммуномодуляторов и стимуляторов синтетического происхождения. Или созданных с помощью нанотехнологий. Понятно, что сама методика их производства придется, так сказать, по вкусу не всем. Однако нам нужно объективно понимать, что при наличии серьезных нарушений работы иммунитета (если мы знаем, что они у нас есть) нам в реальности могут помочь лишь они. И потом, растительные (естественные) средства с таким же действием работают несколько иначе. Синтетический препарат воздействует на скорость производства конкретных белков и телец иммунитета — лейкоцитов, лимфоцитов, глобулинов, реактивных белков плазмы. Их количество в крови растет, и иммунитет повышается.

То же, что мы называем естественными модуляторами иммунитета, не ускоряет никакой синтез. Натуральные стимуляторы возбуждают центральную нервную систему, ускоряя обменные процессы. Как это делает, например, пчелиный яд. Ускоряется кровоток — значит, к пораженным клеткам быстрее доставляются агенты иммунитета. И быстрее же выводятся погибшие тельца, захваченные ими вирусы, продукты распада клеток, токсины, выделяемые некоторыми возбудителями. Или, подобно прополису/маточному молочку/перге, натуральные модуляторы могут просто служить источником тех витаминов, минералов, микроэлементов, которые мы обычно либо недополучаем с пищей, либо получаем в химически инертной форме. То есть обеспечивать нам то, что мы можем получить с любым грамотно подобранным витаминным комплексом. Можем — но не хотим, пока не заболеем.

Таким образом, речь идет о совершенно разных вещах. Если у нас есть врожденные отклонения иммунитета (диагноз ставят в детстве, при склонности к затяжным простудам), более чем вероятно, что естественные модуляторы тут не помогут. А вот если нашему организму элементарно недостает веществ, из которых синтезируются агенты иммунной защиты, проблему решить гораздо легче. И кстати, если дело в дефиците компонентов рациона, у нас налицо проблемы далеко не только с иммунитетом. Ведь агенты иммунитета — это белки или тельца, состоящие из белков. А кроме них из белков состоят все гормоны и даже те белки, которые переносят различные вещества в клетки. В человеческом теле на белках основан весь обмен веществ. Так что будем считать, мы в этом случае уже потеряли очень много. И потеряем еще больше, если не исправим все «огрехи» своего обычного рациона. Или не остановимся на варианте с приемом таких стимуляторов в течение всей оставшейся жизни.

Итак, среди медицинских иммуномодуляторов нам подойдут те, что стимулируют собственную выработку интерферонов. Уверены, что врач согласится с нашим выбором — особенно если мы уже принимаем курс а-интерферона.

Из числа таковых назовем:

  • «Анаферон»;
  • «Генферон»;
  • «Галавит» (помимо производства γ-интерферонов улучшает синтез макрофагов и лимфоцитов);
  • «Циклоферон»;
  • «Неовир» (стимулирует синтез а-интерферона, телец крови в костном мозге, Т-лимфоцитов в тимусе и синтез макрофагов — основных поглотителей всего, что по размерам превышает вирус). Среди натуральных, или естественных, средств

особо выделим:

  • пчелиный яд (мощный стимулятор обмена веществ);
  • прополис, маточное молочко, пергу (на наш выбор — кому какой продукт нравится больше).

При подозрении на дефицит компонентов рациона неплохим решением будет начать употреблять:

  • проросшие зерна пшеницы, ржи, овса:
  • экстракт эхинацеи:
  • обязательный стакан отвара шиповника раз в день, на ночь;
  • в сутки — 100 г фруктов, богатых витамином С;
  • элеутерококк — аптечный экстракт или сухую траву для приготовления в домашних условиях.



Источник: www.sweli.ru


Добавить комментарий