Когда после операции снимают дренаж

Когда после операции снимают дренаж

Переезд склада в Европу.
Реализуем препараты от гепатита С в России по закупочной цене - ликвидация склада
Перейти на сайт

Что такое дренаж? Ответ на поставленный вопрос вы найдете в материалах данной статьи. Кроме того, мы поведаем вам о том, как осуществляется такой метод в медицинской практике и для чего он необходим.

Общие сведения

Дренаж в медицине — это лечебный метод , который заключается в том, чтобы выводить наружу содержимое ран, полых органов, гнойников, а также патологических или естественных полостей тела.

Полноценное и правильное дренирование способно обеспечить достаточный отток экссудата и создать наилучшие условия для быстрейшего отторжения погибших тканей с переходом процесса заживления в регенерационную фазу.

Дренаж в медицине практически не имеет никаких противопоказаний. Кстати, такой метод имеет еще одно неоспоримое достоинство в процессе гнойной антибактериальной или хирургической терапии, которое заключается в возможности целенаправленной борьбы с инфекцией ран.

Условия эффективного дренажа

Чтобы произвести эффективный дренаж (в медицине), специалисты определяют его характер, выбирают оптимальный для каждого случая способ дренирования, а также использование медикаментозных средств для промывки полостей (соответственно микрофлоре). Немаловажную роль в такой практике играет исправное содержание дренажной системы и соблюдение правил асептики.

При помощи чего осуществляется?

Дренаж в медицине осуществляется при помощи стеклянных, резиновых или же пластиковых трубок различных диаметров и размеров. Кроме этого, иногда требуются перчаточные выпускники, специально изготовленные пластмассовые полосы, марлевые тампоны, а также катетеры и мягкие зонды, которые вводятся в дренируемую полость или рану.

Как производится?

О том, что такое дренаж, вам уже известно. Однако далеко не каждый знает, как осуществляется данная процедура. Следует отметить, что способы ее проведения всегда различны и зависят от вида образовавшихся ранок и используемого приспособления. Так, для лечения глубоких и больших ран используют дренирование марлевыми тампонами. Для этого в гнойную полость вводят квадратный кусок марли, который в центре прошит шелковой нитью. Ее тщательно расправляют, а затем покрывают все стенки и дно раны. Далее полость рыхло тампонируют при помощи марлевых тампонов, заранее вымоченных в хлорида натрия. При этом их рекомендуется менять через каждые 4-6 часов, дабы предупредить повреждение ткани. В завершение марлю следует извлечь из раны, подтянув за шелковую нить.

Другие способы дренирования

Следует особо отметить, что для лечения гнойных полостей марлевые тампоны и резиновые выпускники используются довольно редко. К примеру, последнее приспособление вообще не обладает отсасывающими свойствами. Оно забивается детритом и гноем, покрывается слизью, тем самым вызывая воспалительные процессы в окружающих тканях.

Таким образом, чтобы провести правильный дренаж гнойных ран, специалисты стали использовать специальные трубчатые приспособления. Они могут быть одинарными и множественными, двойными, сложными и пр.

Дренаж после ран) предусматривает использование трубок из силикона. По своим упруго-эластическим свойствам, прозрачности и твердости они занимают промежуточное положение между поливинилхлоридными и латексными приспособлениями. Более того, они значительно их превосходят по биологической инертности. Этот факт позволяет увеличить сроки пребывания дренажей в послеоперационных ранах. Следует также отметить, что они могут многократно подвергаться стерильной обработке при помощи горячего воздуха и автоклавирования.

Требования к дренированию

Данный процесс должен осуществляться с соблюдением всех предписанных правил, а именно:

Jackson-Pratt Drain (JP Drain)

Описание

Дренаж Джексон-Пратта состоит из тонкой резиновой трубки, вставленной в мягкую, круглую емкость с пробкой. Дренаж используется, чтобы удалить жидкость, которая может собраться в организме после операции, инфекции или раны.

Причины проведения дренажа Джексон-Пратта

Жидкость, которая собирается в организме может увеличить вероятность инфекции или других осложнений. Дренаж Джексон-Пратта помещается обычно после некоторых видов операций, если не ожидается большое количество дренируемой жидкости. Кроме того, дренаж Джексон-Пратта часто используется для дренирования абсцесса в брюшной полости.

Возможные осложнения при проведении дренажа Джексон-Пратта

Осложнения встречаются редко, но никакая процедура не гарантирует отсутствие риска. Если планируется дренаж Джексон-Пратта, нужно знать о возможных осложнениях , которые могут включать:

  • Кровотечение;
  • Инфекция.

Как проводится дренаж Джексон-Пратта?

Подготовка к процедуре

В преддверии процедуры:

  • Если Вы были травмированы, врач может назначить тесты медицинской визуализации, чтобы обнаружит накапливающуюся жидкость. Эти тесты могут включать:
  • Компьютерная томография — типа рентгена, который использует компьютер, чтобы сделать снимки структуры внутри тела;
  • МРТ сканирование — тест, который использует магнитные волны, чтобы сделать снимки структуры внутри тела;
  • Обратитесь к врачу по поводу принимаемых лекарств. За неделю до операции вас могут попросить прекратить принимать некоторые лекарства:
    • Противовоспалительные препараты (например, аспирин);
    • Разжижающие кровь, такие как клопидогрель (Плавикс) или варфарин;
  • Не ешьте и не пейте в течение восьми часов до операции;
  • Нужно организовать поездку домой из больницы после процедуры.
  • Анестезия

    При проведении операции используется общая анестезия, которая блокирует боль и поддерживает пациента в состоянии сна.

    Описание процедуры дренажа Джексон-Пратта

    После начала действия наркоза врач делает разрез в коже. В область накопления жидкости вводится трубка. Другой конец трубки будет подсоединен к грушеобразной сжимаемой емкости. Врач удалит пробку из емкости, сожмет ее, чтобы создать всасывающее давление (вакуум) в дренажной системе и закроет пробку. Отрицательное давление будет высасывать нежелательные жидкости из организма. В месте введения дренажной трубки врач зашивает кожу.

    Если проводилась операция, дренаж Джексон-Пратта будет установлен после нее.

    Сразу после процедуры

    Если вы находитесь в больнице, медсестра будет периодически удалять жидкость.

    Сколько времени займет дренаж Джексон-Пратта?

    15-20 минут, чтобы разместить дренаж Джексон-Пратта.

    Дренаж Джексон-Пратта — будет ли это больно?

    Может ощущаться от слабой до умеренной боли в месте установки дренажа Джексон-Пратта. Врач предоставит обезболивающие для снижения дискомфорта.

    Среднее время пребывания в больнице

    Дренаж Джексон-Пратта проводится в условиях стационара. Продолжительность пребывания зависит от типа проводимой операции. Вы сможете отправиться домой в тот же день, если проводилась несложная операция.

    Уход после дренажа Джексон-Пратта

    Когда вы вернетесь домой, выполняйте следующие действия, чтобы обеспечить нормальное восстановление:

    • Обязательно следуйте указаниям врача;
    • Узнайте, как очищать и ухаживать за дренажом дома;
    • Спросите врача, можно ли ходить с дренажом Джексон-Пратта;
    • Избегайте давления на дренаж;
    • Спите на стороне, противоположной дренажу. Это поможет избежать блокирования трубки или ее выпадению из области дренирования;
    • Спросите врача, когда безопасно принимать душ, купаться, или подвергать место операции воздействию воды;
    • Спросите врача, после возникновения каких проблем нужно прийти на прием.

    Удаление дренажа зависит от того, насколько быстро идет выздоровление после операции или травмы. Доктор может удалить дренаж, когда собирается меньше 15-30 мл жидкости в день. Если установлено более одного дренажа, они могут быть удалены в разное время.

    Связь с врачом после резекции тонкой кишки

    После выписки из больницы нужно обратиться к врачу в следующих случаях:

    • Вы не знаете, как ухаживать за дренажом;
    • Выделяется жидкость, которая имеет неприятный запах или зеленоватый цвет;
    • Значительное кровотечение из места установки дренажа;
    • Боль в области разреза;
    • Лихорадка или озноб;
    • Конец трубки выпадает из разреза.

    Когда удалять дренажи и зонды после операции?

    Задачей мониторинга является возможно ранняя регистрация физиологических нарушений, чтобы как можно быстрее назначить корригирующую терапию. Инвазивность мониторинга зависит от тяжести заболевания у конкретного больного: чем тяжелее пациент, тем больше используется датчиков и зондов и тем меньше вероятность выживания.

    Всестороннее обсуждение постоянно увеличивающихся методов физиологического мониторинга выходит за рамки задач этой главы. Тем не менее отметьте, пожалуйста, следующее:

    Чтобы своевременно реагировать на предупреждающие сигналы монитора, вы должны прекрасно ориентироваться в используемой технике и обязаны четко отличать действительно остро возникшие физиологические отклонения от механических и технологических артефактов мониторинга.

    Следует понимать, что все методы мониторинга чреваты мириадами потенциальных ошибок , связанных как с той или иной технологией, так и с особенностями пациента. Настороженность и здравые клинические суждения имеют первостепенное значение!

    Благодаря внедрению новых технологий, мониторинг становится все сложнее (и дороже). Более того, техника мониторинга служит причиной большого количества ятрогенных осложнений в хирургических БИН. Пользуйтесь мониторингом выборочно, не поддаваясь Эверест-синдрому: «Я взобрался на него, потому, что он там стоит». Прежде всего, спросите себя: «А это действительно нужно пациенту?» Вспомните, что существуют более безопасные и дешевые альтернативы инвазивного мониторинга. Например, у стабильного пациента удалите артериальный катетер, так как АД легко можно измерить привычным сфигмоманометром, а р02 и другие показатели крови могут быть взяты традиционным путем. Каждый раз, осматривая пациента, спрашивайте себя, какой из установленных катетеров и зондов может быть удален: назогастральный зонд, катетер Сван-Ганца, центральный венозный, артериальный, периферический венозный или мочевой?

    Назогастральный зонд . Длительное оставление этого зонда якобы для борьбы с паралитическим илеусом в послеоперационном периоде является общепринятым, но совершенно необоснованным ритуалом. Концепция, что назогастральный зонд «защищает» расположенный ниже кишечный анастомоз, смехотворна, так как несколько литров кишечного сока выделяется каждый день ниже разгружаемого желудка. Назогастральный зонд крайне раздражает пациента, затрудняя дыхание, вызывая эрозии пищевода и поддерживая желудочно-пищеводный рефлюкс. Традиционно хирурги оставляют его до тех пор, пока отделяемое из желудка не достигнет определенного предела (например, 400 мл/сут); зачастую это просто ненужные пытки. Неоднократно показано, что большинство пациентов после лапаротомий, в том числе и после вмешательств на верхнем отделе ЖКТ, вовсе не нуждаются в назогастральной декомпрессии или она необходима всего на 1-2 дня. У пациентов в бессознательном состоянии, когда необходимо защищать верхние дыхательные пути от случайной аспирации, назогастральный зонд может быть использован избирательно. После экстренных абдоминальных вмешательств его применение обязательно у пациентов, находящихся на ИВЛ, в бессознательном состоянии и у оперированных по поводу кишечной непроходимости. Во всех других случаях удаляйте назогастральный зонд на следующее утро после операции.

    Дренажи . Несмотря на всеобщее убеждение в том, что эффективно дренировать свободную брюшную полость невозможно, дренажи не только используются повсеместно, но ими даже злоупотребляют (глава 10). В довершение к ложному ощущению безопасности и подстраховки (которые они якобы обеспечивают) дренажи могут вызывать пролежни кишок или кровеносных сосудов и способствовать инфекционным осложнениям. Полагаем, что вы используете дренажи лишь для эвакуации содержимого из полости вскрытого абсцесса, чтобы дренировать потенциальный источник висцеральной секреции (например, желчной или панкреатической) и контролировать кишечный свищ, когда кишка не может быть экстериоризирована. Пассивный открытый дренаж не исключает бактериального загрязнения в обоих направлениях, а потому не должен применяться.

    Используйте только активную закрытую дренажную систему с трубками , находящимися вне контакта с висцеральными полыми органами. Расположение дренажей непосредственно у анастомоза в надежде, что возможная утечка кишечного содержимого реализуется скорее в кишечный свищ, чем в перитонит, — устаревшая догма; показано, что дренажи вносят свой вклад в расхождение швов анастомоза. Высказывание: «Я всегда дренирую зону толстокишечного анастомоза не менее 7 дней» — относится к темным дням хирургической практики. Удаляйте дренажи, как только они выполнили свою роль.

    Начну с того, что с 4 часов дня 16-го окрятбря я решила есть только полужидкую пищу, чтобы во время операции не возникло проблем, рассчитывала съесть за вечер два йогурта, но съела три, потому что меня замучил голод, а к половине второго ночи начала рыдать от голода и мысли, что с таким жжением в желудке я вообще не засну. Съела четветрый йогурт и все-таки смогла немного поспать. Утром выпила пол стакана воды и порадовалась, что голод стал не таким сильным, как был вечером.
    На операцию нам нужно было приехать к 7.00 (со мной ехала мама), но мы приехали в 6.30. В больнице еще было пусто, только уборщицы натирали полы. В коридоре перед кабинетом Ф. А. (моего врача) стояли небольшой диванчик и ряд стульев, на диванчике сидел парень, он и сказал нам, что еще никого нет.
    «Кого здесь может ждать парень в такую рань?» — подумала я. Потом из отделения к нему вышла жена. Как оказалось, они приехали из Мариуполя еще вечером (ну правильно, как еще они могли бы приехать в больницу к 7 утра?), и жена ночевала в палате, а муж прямо здесь, в коридоре. Мне стало искренне жаль его, учитывая, что спать ему пришлось или сидя, или в позе эмбриона, потому что никак иначе на маленьком диване поместиться не удалось бы.
    К 7 часам в коридоре собралось 5 семей, все на операцию. Я и девушка из Мариуполя (Оксана) — пациентки Ф. А. и три пациентки другого врача.
    В 7.00 зашел Ф. А. и пригласил меня в кабинет. Там посмотрел мои анализы, заполнил карту, я подписала заявление (и была очень удивлена, что оперирующим врачом там был указан Чайка А. В., а не Ф. А., позже я узнала, что оперирует действительно Чайка, а Ф. А. ассистирует ему). Дальше он отправил маму на санпропускник оформить для меня какие-то документы, а мне сказал с вещами отправляться в палату 313. «Это счастливая палата, после нее все беременеют» — сказал он, чем немало меня рассмешил.
    Я еще до приезда в больницу задавалась вопросом: «Сколько людей будет в палате?» Хотелось, чтобы палата была одноместной, но понимала, что это вряд ли возможно. Вспомнила, что когда маме удаляли фибромиому, то в послеоперационной палате они с женщиной лежали вдвоем. Ну я и подумала, что нас, наверное, тоже будет двое. Ну, максимум трое.
    Так что можно представить мои разочарование и разозленность, когда я зашла в палату и увидела, что она 6-местная. Причем, между кроватями едва помещались тумбочки. Туалет, как мне сразу стало понятно, находится в конце коридора. Кроме того, в палате было ужасно душно, а девочки наперебой галдели, что немало меня раздражало.
    Свободная кровать была только одна, и с ужасным матрасом. Когда я начала ее застилать и уперлась рукой в яму ровно посередине (где окажется моя поясница, когда я лягу), то начала злиться еще больше. «В послеоперационную палату можно было нормальный матрас положить!» — подумала я.
    Я начала разбирать сумку и спросила у одной из девочек, где холодильник. Она ответила, в какой палате, но посоветовала продукты не убирать, потому что в первый день из-за действия наркоза вряд ли удастся встать и дойти до них. Это меня ужасно испугало, я-то рассчитывала выйти из наркоза быстро и легко, как тогда, когда мне делали чистку. Но поскольку со мной должна была быть мама, я все-таки отнесла продукты в холодильник.
    Потом нас позвали ставить катетры в вены. Тут меня, наивно полагавшую, что катетр в вене не доставляет никакого дискомфорта, ждало разочарование. Поскольку с венами у меня проблемы, то катетр пришлось поставить на сгибе правого запястья, так что любое движение руки мне доставляло боль.
    Потом я где-то часа полтора сидела в палате, слушая разговоры соседок и в душе им завидовала из-за того, что у них уже все позади, а мне еще предстоит это испытание. Смотреть на них было страшно и жалко — с дренажами, сгорбленные… Видно, что каждое движение доставляет боль. Мне было страшно, но я старалась не раскисать. Троих из этих девушек должны были выписать в тот же день, 17-го (операции у них были 16-го), а одна женщина, которой 15-го числа удалили матку, должна была продолжать лежать. «Нас останется трое — я, женщина и Оксана» — подумала я, — «Трое — это намного лучше, чем шестеро».
    Потом к нам с Оксаной приходила анестезиолог, я рассказала ей о том, что я аллергик, но поставила в известность, что меня можно обезболивать анальгином и кетановом.
    Расстроило меня то, что девочкам не сказали сразу результаты операции, должны были сказать только на следующий день во время обхода. Я представила, как я буду нервничать, если мне тоже придется так ждать.
    Я спросила у девочек, сколько примерно длятся операции, они ответили, что где-то от 40 минут до 1,5 часов. Я очень надеялась, что на меня уйдет минимум времени, боялась, что если долго буду под наркозом, то потом с трудом буду из него выходить. Еще соседки мне рассказали, что после операции сразу будят и пол часа не дают спать: спрашивают прооперированную, как ее зовут, говорят о всякой ероунде, чтобы не дать ей впасть в кому, а потом разрешают поспать сколько захочется. Я спросила, а как же послеоперационная боль? Мне ответили, что еще действует наркоз и ее не чувствуется, но я прекрасно помнила, как у меня болел живот после чистки, хотя еще действовал наркоз.
    В начале десятого Оксану забрали на операцию, и я обрадовалась, что процесс пошел. Привезли обратно ее довольно быстро — где-то в 10.35, то есть оперировали меньше 40-минут. «Хоть бы и меня так» — подумала я. Оксану начали перемещать с носилок на кровать, у нее это получалось с большим трудом, и я подумала, что мне надо будет постараться это делать поживее, потому что чем медленнее это делать, тем больнее. Потом она застонала и сказала, что ей больно. Медсестра ответила, что это потому, что ее потревожили этими перемещениями.
    Следующей (в 10.40) забрали меня. Я надеялась, что меня быстро уложат на операционный стол и отключат, но меня подняли на 5-й этаж, где идут операции, посадили на стул возле лестницы и сказали ждать. Я сидела, наверное, минут 20, и с нетерпением считала каждую секунду, хотелось, чтобы все побыстрее началось и закончилось. Поскольку очки мне сказали оставить в палате, я чувствовала себя слепой курицей, потерявшейся в пространстве. А еще туда-сюда сновал медмперсонал и бросал дверь открытой, а мне приходилось ее постоянно закрывать, чтобы меня не продуло. Через некоторое время из дальней операционной вывезли девушку, она сквозь сон спросила: «Уже все?», на что ей ответили: «Да». Она воскликнула: «Ура!», и радостно взмахнула руками. Я улыбнулась и подумала, что тоже так хочу проснуться. Потом я почувствовала, что от нервов хочу в туалет, и медсестра, которая была рядом, провела меня туда. Туалетной бумаги у меня с собой не было, но наличие горячей воды в кране и мыла помогли избежать неловкости. Когда я вышла из туалета и снова уселась на кресло возле дверей, то услышала, что девушку в ближайшей операционной пытаются разбудить. «Ну значит уже вот-вот заберут меня» — подумала я и с облегчением, и со страхом. Через несколько минут ее вывезли, а меня позвали. Сказали снять халат и тапочки, так что я осталась в одних футболке и носках. Операционное кресло было похожим на гинекологическое, но только подколенники были побольше размером и мягкие, а также были специальные подставки для вытянутых рук. Меня уложили и начали привязывать, после чего сказали, чтобы я поднялась повыше, на что я ответила, что не могу этого сделать, поскольку уже привязана. Ф. А. сказал, что я и так хорошо лежу, подниматься выше не надо. Дальше медсестра достаточно больно вставила шприц в катетр, а другая повторяла мне «Спи, спи…» Я испугалась, что меня сейчас начнут резать, а я еще не заснула, и начала твердить, что я еще не сплю. Медсестры ответили, что сейчас засну. Медсестра начала вводить лекарство, я почувствовала, как по телу пробежало ощущение жара и через несколько минут я отключилась.
    Когда я проснулась, то еще не знала, на самом ли деле это пробуждение, или мне снится моя операция. Я чувствовала, что не могу дышать и болит живот, хотя и не очень сильно. Я не знала, идет ли еще операция, или она уже закончилась, но вспомнила, что если человек просыпается во время операции, то ему надо попытаться пошевелить пальцами. Ну я и попыталась, да так постаралась, что руки и ноги заходили ходором. Потом я откличилась. Не знаю, на сколько, но мне кажется, что на несколько минут. Потом я снова услышала и увидела вокруг себя людей, поняла, что меня спрашивают, как меня зовут. «Значит операция закончилась и меня пытаются разбудить» — подумала я. Но меня ужасно испугало то, что я не могла дышать. Каким-то чудом мне удалось об этом сказать, и медсестра ответила, что сейчас вытащит изо рта трубку. Я увидела, как она это сделала, и я тут же смогла дышать. Потом меня переместили на каталку, это было не больно вопреки ожиданиям. Но я чувствовала боль в животе и помнила болезненное состояние Оксаны, так что все мои мысли сосредоточились на том, что я хочу обезболивающий укол. Проблема была в том, что я в тот момент не могла определить, что я проговариваю в уме, а что — вслух. И оказалось, что про укол я твердила вслух, но совершенно не слышала ответов медсестры, хотя и смотрела на нее все время. Последний раз просьбу об уколе я повторила уже когда меня завезли в палату (в 11.20), на что медсестра ответила, что мне надо несколько минут подождать, у нее нет с собой укола, ей надо его сначала подготовить. Тогда я поняла, что своими просьбами ее уже порядком достала. Вспоминая, с каким трудом Оксана перебиралась с каталки на кровать, я собралась с силами и перескочила так, что медсестра испугалась за меня. Потом она пошла готовить мне укол, а я, по словам мамы, просила, чтобы медсестра пришла уколоть меня. Я почему-то этот момент не помню. Зато помню, как мама сказала, что меня не было два часа и она ужасно испугалась. А еще, что по словам врача все было хуже, чем думали, яичник был в узелках, с трубой были проблемы, но и трубы, и яичники мне сохранили. А это было главное! Я сказала маме, что сидела под операционной минут 30, так что операция шла не два часа, а примерно полтора. Через пару минут подошла медсестра и уколола мне кетанов. Хотелось спать, но надо было пол часа бодрствовать. Две мои бывшие соседки уже уехали, а одна еще собиралась. Оказалось, ей удалили обе трубы, поэтому и не сказали в день операции, не хотели расстраивать. Она и так собиралась на ЭКО, но все-таки надеялась, что трубы удастся сохранить. Потом она говорила о том, что дома ждут коровы, а она не знает, как после операции доить их, что она бы с удовольствием продала их на молоко, но никто не покупает. Я, несмотря на затуманенное состояние, начала говорить о том, что сельскохозяйственный труд тяжелый и неблагодарный. Потом пришел ее муж, помог ей собрать вещи и они ушли.
    «Он священник?» — спросила я у мамы, а мама ответила, что не знает, хотя он и с бородой. Я сказала, что это обычно священники носят бороду и хвостик, но он был не в рясе, так что это были только мои предположения. Потом я рассказывала маме, как у меня в палате была соседка — жена священника, когда я лежала в инфекционке.
    Укол начал действовать и минут через 20 после операции я уже улыбалась. Теперь я знаю, что представляет собой послеоперационная боль — она по интенсивности меньше, чем менструальная, но такая же гадкая, тошнотворная и изнуряющая. У меня болела преимущественно правая часть живота, чувствовалось, что внутри порезы, и я подумала, что там стоит дренаж, хотя потом высянилось, что он стоит слева, а справа боль сильнее просто потому, что там удаляли узелки и спайки. А еще из-за газа болело плечо. Ощущения были такие, которые бывают, когда его просквозит. Но когда подействовал укол, прошли и живот, и плечо, и даже запястье, где стоял катетр. И я решила этим воспользоваться и выйти в аську с телефона, чтобы пообщаться с подругой. Желание спать за эти пол часа бодрствования у меня прошло.
    Попереписывалась немного с подругой, потом поспала, потом просто лежала, наслаждаясь мыслью, что самое страшное уже позади и можно просто отдыхать.
    В пол третьего пришел Ф. А. и сказал, что в 3 можно будет попить воды и вставать, а Оксане можно вставать уже сейчас.
    Тогда я подумала, что в операции для человека есть три испытания: сама операция, первый подъем с кровати и первый поход в туалет по большому. И меня начал пугать второй этап. Страх усилился после того, как Оксана с трудом села, сказала, что ей больно и не стала вставать. Я с нетерпением ждала трех часов, чтобы уже попробовать, смогу ли я встать, и забыть этот мучительный момент. Трех я так и не дождалась, встала в без десяти три (то есть, через три с половиной часа после операции). Какое же было облегчение, когда я поняла, что вставать мне не больно.
    Пока я лежала, через дренаж почти не шла жидкость, чему удивилась мама, но как только я встала, жидкость полилась настоящим потоком, так что в туалет мы шли прямо с банкой, в которую опускался свободный конец дренажа. Ходьба давалась тяжело из-за сильной слабости, но я смогла дойти до туалета, сделать дело и вернуться обратно. Правда, накатила такая усталость, будто я мешки разгружала, так что я сразу легла и заснула. Мама за это время сходила в Амстор и купила мне йогуртов. Часов через 5 после операции я снова встала и уже наматывала круги по палате, причем, даже не согнувшись, меня это очень радовало. Хотя дренаж и катетр доставляли дискомфорт. Мама тем временем немного полежала на моей кровати, и крайне возмутилась тем, какой неудобный у меня матрас. Она была в шоке от того, как я на нем лежала все это время. Она перестелила мне постель на одну из свободных кроватей, которая была намного удобнее, а в пол шестого уехала домой. Мне страшновато было самой идти в туалет, но как только я в первый раз это сделала, страх прошел.
    Вечером поднялась температура 37,2, но медсестра сказала, что до 37,5 — это норма, так что сбивать ее не нужно, поэтому от укола анальгина с димедролом я отказалась.
    Ночью я периодически просыпалась от чувства жара и того, что я мокрая, а еще от того, что горло хрипело и было забито слизью — это были последствия того, то мне давали эндотрахеальный наркоз. Слава богу, что у меня были с собой леденцы Травесил, они и спасли меня. Плохо спали все — и женщина с удаленной маткой, которая пол ночи слушала музыку на телефоне, и Оксана, которая каждый час вставала и ходила по коридору, потому что ей было тяжело лежать. Хороо спал только муж Оксаны после не особо комфортной ночи на диване в коридоре. Теперь он мог с комфортом отдохнуть на одной из свободных кроватей.
    Спать я надеялась часов до 9 утра (до самого обхода), но проснулась в начале седьмого и спать уже не хотела.
    Неприятно удивило то, что живот и рука стали болеть сильнее (преимущественно при движении), а еще разболелось правое плечо. «Видимо, это потому, что закончилось действие кетанова» — подумала я. Потом нас с Оксаной Ф. А. направил в физиотерапевтический кабинет, где нам сделали увч, после которого боль в плечах стала немного меньше. В 9.00 нас покормили завтраком — жидкой манной кашей. Предлагали еще кофейный напиток, но я побоялась его пить.
    Пока мы ждали обхода врачей, мои соседки начали собираться домой, а я ждала, пока мне снимут дренаж и катетр, которые сильно меня сковывали. Потом пришла мама. На удивление, в этот день к нам в палату никого не подселили, что радовало, мы могли немного отдохнуть в тишине. После 9 нас посмотрел Чайка и дал добро на отъезд домой.
    Мною снова овладел страх, когда надо было снимать дренаж, но в то же время я побежала в смотровую первой, предвкушая освобождение от него. Когда я улеглась на кушетку, у меня начался нервный смех, который я попыталась подавить. Спросила у медсестры, больно ли снимать дренаж, она ответила, что нет.
    Она сняла с ран пластыри (ран у меня 4 — первая над лобком, вторая и третья на высоте первой, но по бокам, и четвертая в пупке), прилепила новые пластыри, потом вытащила дренаж и завязала нитку (дренаж стоял в левой ране). Было действительно не больно, и сразу после снятия дренажа наступило заметное облегчение, боль при движении уменьшилась. Потом в манипуляционной мне сняли катетр и я почувствовала себя человеком. После этого мама помогла мне одеться и мы поехали домой.

    ДРЕНАЖ (в медицине)

    К сожалению, в дренаже есть и минусы. Дренаж в медицине – это приспособление для отвода жидкости из ран и полостей при гнойно-воспалительных процессах. В таких случаях дренажи постепенно извлекают и укорачивают. Кроме этого, дренаж позволяет вводить в рану протеолитические ферменты и антибиотики.

    Дренаж может быть основан на трех механизмах действия: действии капиллярных явлений, оттоке жидкости под действием силы тяжести и различных способах активной эвакуации отделяемого. Пассивный отток отделяемого через дренажные трубки под действием силы тяжести может применяться для очистки инфицированных ран, полостей тела и полых органов.

    Также на действии силы тяжести основан постуральный (позиционный) дренаж при пневмонии. Для очистки герметичных полостей, например абсцессов и ушитых ран, может применяться активный дренаж. С помощью водоструйного насоса, электровакуумного аппарата или шприца Жане создаётся зона отрицательного давления и, таким образом, гнойное содержание выходит через дренажную трубку наружу.

    1. В сельском хозяйстве и строительстве отвод от сооружений подземных вод, осущение почвы с помощью дрен. Дренаж заболоченных земель. Минеральная вода — Минеральные воды воды, содержащие в своем составе растворённые соли, микроэлементы, а также некоторые биологически активные компоненты. Для увеличения эффективности дренажа в дренажной трубке может создаваться противоположное по своему действию давление (путем отсасывания скопившейся жидкости).

    Дренажные системы используются десятилетиями, и хирургию уже невозможно представить без них. Как известно дренажи устанавливаются для эвакуации раневого содержимого. Цели и показания дренажей после операции уже упоминались. Данная статья посвящена технологиям, используемым в медицинских дренажных системах. Но пассивные открытые продолжают использоваться в виду их простоты и дешевизны.

    Диагностика в Европейской клинике

    Следует учитывать, что дренаж необходимо снимать как можно быстрее, так как имеется постоянный контакт с внешней средой, за счет чего со временем вероятность занесения инфекции возрастает. Такой дренаж можно устанавливать на длительное время. Применяется при больших раневых поверхностях.

    Давление создается искусственно либо за счет «памяти формы», т.е. с помощью пластиковых или резиновых груш, гармошек, либо в больших стационарных системах, за счет разряжения воздуха, вакуума. Вероятность обратного заброса жидкости исключается, так как в таком дренаже имеется невозвратный клапан.

    Лимфа является прозрачной бесцветной вязкой жидкостью, в ней не содержится эритроцитов, но большое количество лимфоцитов и макрофагов. Из мелких ран, выделяющаяся прозрачная или слегка окрашенная попутной кровью жидкость в просторечии называется сукровицей.

    Хирургический дренаж

    Дренажи применялись еще во времена Гиппократа и Ибн-Сины. Но это редко приводит к полному противопоказанию занятий гимнастикой и носит обычно временный характер. Коленно-локтевую позу, например, можно отнести к позиционному дренажу, так как усиливается выработка и выведение мочи с токсинами. Заслуживают применения 15-20%-ные растворы мочевины, линименты синтомицина и А. В. Вишневского. Перед введением дренажей необходимо остановить кровотечение и выстлать рану марлевой салфеткой по Микуличу, обильно пропитанной 96%-ным этиловым спиртом.

    Правильно примененные марлевые дренажи выполняют отсасывающую функцию и улучшают течение вскрытого инфекционного очага или инфицированной раны и способствуют подавлению возбудителя. Марлевые дренажи действуют несколько часов, затем их следует удалить, так как они начинают препятствовать выведению экссудата.

    Техника постурального дренажа

    У рогатого скота, кроме этого, показанием к удалению дренажа служит обильное выпадение фибрина, который обтурирует выходное отверстие. Первую перевязку и извлечение дренажа необходимо производить через 24-48 ч после операции.

    Извлекают дренажи с соблюдением правил асептики и антисептики без травмирующих манипуляций. Грубо сделанная перевязка иногда приводит к рецидиву и генерализации возбудителя. Трудноизвлекаемые дренажи необходимо удалять последовательно: вначале дренаж, расположенный в центральной части раны, затем краевые. Конец с вырезами осторожно вводят в полость до ее дна, а рассеченные части загибают и заводят в горловину полости или раны так, чтобы они упирались в стенки и фиксировали дренаж.

    Если наружный конец дренажной трубки не рассечен, то его подшивают к повязке или к краям кожи. Через дренаж систематически орошают полость антисептическими растворами, линиментами. Трубчатые дренажи извлекают через 5-6 дней или по мере их закупорки. При необходимости дренажи можно оставлять в полостях мягких тканей (но не в суставах и сухожильных влагалищах) до заполнения последних грануляциями.

    Кому поможет постуральный дренаж

    Необходимо учитывать, что трубчатые дренажи могут давить на ткани полостей, вызывать пролежни (некроз), особенно при нарушенной трофике. Поэтому резиновые и синтетические трубки должны обладать максимальной эластичностью и достаточной сопротивляемостью к сдавливанию. Применение трубчатых дренажей противопоказано, если в стенке гнойной полости проходят сосудисто-нервные пучки или наблюдается легкая ранимость грануляций. Рану с дренажем оставляют открытой или на нее накладывают повязки с целью защиты от загрязнений, раздражений и для усиления отсасывания экссудата и антисептизации.

    Активные дренажные системы подразделяются на условно закрытые и закрытые. Дренаж может быть как пассивным, так и активным. Отсюда следует, что эта гнойная мокрота до проведения постурального дренажа находилась в бронхоэктазиях и при всасывании вызывала сильнейшую интоксикацию организма больного. В горловине раны дренажи должны располагаться свободно, иначе они плохо дренируют. Прототипом изобретения является хирургический дренаж, который состоит из полимерной трубки и гофрированной гидратцеллюлозной пленки, размещенной в ее просвете.

    http://rewgetyn.ru

    Дренаж, или дренирование в медицине — это особый терапевтический метод, целью которого является выведение содержимого — гнойных образований, экссудата, различных жидкостей из раны или полости. Для данной процедуры используются специальные трубочки, резиновые и марлевые полосы марлевые тампоны. С их помощью производится беспрепятственное выведение из организма патологических образований и жидкостей.

    Дренаж, или дренирование может привести к непоправимым последствиям и осложнениям. Например, очень частым осложнением после окончания дренирования при лечении заболевания желчных путей является так называемый синдром удаленного катетера. Такой синдром наблюдается у одной пятой части пациентов с наружным дренированием.

    Синдром проявляется в , возникновении напряжения в правом подреберье и стойкого болевого синдрома после удаления катетера — специальной дренажной резиновой трубочки. Такие воспалительные явления обычно проходят сами по себе примерно через четыре-пять дней от начала консервативного лечения. Причем, существует закономерность: чем раньше удаляют катетер, тем больше появляется возможности возникновения и развития синдрома удаленного катетера. Поэтому самыми оптимальными сроками удаления катетера являются две-три недели после дренирования.

    Чтобы дренирование не закончилось усложнениями и нежелательными последствиями, к нему выдвигается ряд требований.

    • Пациент не должен при дренировании принимать какое-либо особое положение.
    • На протяжении всего периода лечения и заживления раны дренирование должно проходить беспрепятственно.
    • Трубочка, применяемая во время дренирования, не должна по всей своей длине перегибаться, сдавливаться, давить на кожу — это очень важно.
    • Дренажные системы должны быть установлены так, чтобы они не могли передавить нервы и кровеносные сосуды, в противном случае это приведет к более .
    • Дренажная трубка должна быть хорошо укреплена — так, чтобы она не смогла выпасть. Если трубка все-таки выпала, ее следует ввести обратно немедленно (причем, это может делать только врач).
    • Если количество отделяемого резко увеличилось, изменился его характер, медсестра должна сразу же сообщить врачу.
    • Откачивание содержимого полостей через дренаж — это исключительно и только врачебная манипуляция.

    При закреплении дренажной системы нужно понимать что от водяного клапана не должно возникать большого сопротивления. Для этого он должен погружаться в антисептический раствор на глубину не более двух-трех сантиметров. Если так не сделать, содержимое будет скапливаться в полости вместо отхода через дренаж.

    Однако, поступление воздуха в дренажную трубку при непогруженном в клапане сразу приведет к возникновению пневмоторакса с вытекающими последствиями.

    Добрый день. Мне делали операцию по резекции желудка, части тонкого кишечника (опухоль желудка). После операции 19. 12. 16 дренаж сняли 30. 12. 16. Самочувствие было хорошее. Затем с 08. 01. 17 поднялась температура до 39.5гр, ухудшилось самочествие и 13. 01. 17 сделали повторную операцию по удалению абсцесса вблизи поджелудочной железы. Дренаж стоит до сих пор 14. 02. 17 — один сняли отделяемое прекратилось, второй еще стоит. Появились боли в области дренажа и снова поднимается температура 37.5 -38.3. Сделали санирование полости, и после этого отделяемой жидкости стало больше. Сегодня например больше чем вчера — 25мл (перед ухудшением было 3 — 8 мл. Вопрос — сколько может стоять дренаж по сроку и что делать если отток не прекращается (жидкость светлая)? Спасибо.

    Николай, Ростов-на-Дону

    ОТВЕТИЛ: 14.02.2017

    Здравствуйте, Из представленной Вами информации понять где находиться источник невозможно. Предполагать можно несостоятельность анастомоза или панкреатический свищ. А не зная источника, невозможно говорить о сроках дренирования и дальнейшей тактике ведения. Для выявления источника проводится УЗИ и фистулография. Дальнейшая тактика после получения результатов.

    Уточняющий вопрос

    Похожие вопросы:

    Дата Вопрос Статус
    25.01.2017

    Здравствуйте доктор, у меня такой вопрос. В данный момент мой свекр лежит в больнице, ему сделали операцию по удалению рака, анализы отправили в красноярск в гистологию, ответа на анализы еще небыло. Только вот у свекра хирург оставил открытый шев из шва вытекает струей зеленая жидкость, и при выходе кишки журчат, наш хирург сказал что шов должен затянутся сам. Держится температура уже 3 неделя пошла температура, 37. 4.37. 9, скажите пожалуйста должно ли быть так? И что это? Просто у нас в дере…

    28.12.2015

    5 дней после операции 23 ДЕКАБРЯ по рассечению спаек при непроходимости кишечника через дренаж выливается 0.5-0.3 литра желтой жидкости, до этого 18 октября была операция по удалению селезенки -травма ДТП, НАСКОЛЬКО ЭТО ОПАСНО И ЧТО ЭТО?

    19.02.2017

    По результатам УЗИ щитовидной железы: РАЗМЕРЫ: Толщина перешейка 0.38 мм, структура диффузно неоднородная, мелкое образование 3*3 мм. Правая доля 2.4*2.9*5, левая доля 2*2.1*4.9. Структура железы: диффузно неоднородная, справа образования гиперэхогенное неоднородное 23х16х28мм, капсула и анэхогенные полости прослеживаются. В верхнем полюсе гиперэхогенное образование 7.5х9.6 мм, по задней поверхности гиперэхогенное образование 5.3х8 мм, визуализируется дополнительная долька справа. Слева по задне…

    30.03.2015

    Сыну 2 года назад сделали операцию по удалению подкожной опухоли на голове. Результаты гистологического исследования показали, что это фибролипома. Через полгода опухоль появилась опять. Овальная, безболезненная, мягкая, подвижная. Такое ощущение, что там жидкость. Сделали УЗИ. По УЗИ кистозно солидное образование волосистой части головы. В скобках -опухоль волосяного фоликула — под вопросом, сальной железы — под вопросом. Скажите, пожалуйста, куда дальше обращаться и что это может быть. Спасиб…

    31.03.2016

    Сегодня 7день после полного удаления щитовидной железы. На третий день после операции появился отёк и шишка давящая на пищевод. В больнице пытались зондом убрать жидкость но шов плотно зарубцевался делали прокол и откачивали шприцом 2 дна по 2-3мл. Потом, посмотрели на узи серома есть но сказали рассосоться. Как долго может быть отёк и что сделать чтобы быстрее всё рассосалось?

    Главная задача, которую преследует хирург при дренировании брюшной полости, -это выведение из нее жидкого содержимого. Для этой цели используют хирургический дренаж (специальные трубки, введенные в брюшную полость) и физиологический дренаж (меры, направленные на усиление всасывания брюшиной).

    Физиологический дренаж включает, с одной стороны, применение слабительных средств, с другой — определенные положения больного в постели. Слабительные средства, усиливая перистальтику кишечника, инициируют усиление всасывания жидкости. Приподняв нижнюю часть туловища, удается обеспечить распределение и всасывание жидкости на большей площади брюшины. Перечисленные направления усиления физиологического дренирования, несомненно, очень полезны и действенны. Об этих мероприятиях сказано достаточно. Считаем целесообразным рассмотреть в нашей книге правила и методы введения в брюшную полость настоящего (хирургического) дренажа.

    Функционирование хирургического дренажа достигается двумя условиями: во-первых, действием внутрибрюшного давления, без чего жидкость не могла бы подниматься вверх (например, из Дугласового пространства), во-вторых, предполагаемым изменением серозных потоков в брюшине. Усиление влияния обоих этих моментов можно достичь соответствующим положением туловища и эффектом соединенных сосудов. Разница между уровнем жидкости в брюшной полости и концом дренажа позволяет ей двигаться наружу. О том, что внутрибрюшное давление увеличивается в полусидящем положении, можно бы и не говорить, это понятно само собой.

    Давно подмечено, что места скопления жидкости прямо зависят от анатомических особенностей пространств брюшной полости. В этих пространствах жидкость может легко застаиваться и поэтому они должны дренироваться.

    Области, где может потребоваться использование дренажа в верхнем отделе брюшной полости, — это нижняя поверхность диафрагмы вправо и влево от lig. rotundum и передняя поверхность желудка. В среднем отделе — обе почечные впадины. Наконец, внизу — обе fossae iliacae и полость малого таза (рис. 26.1).


    Рис. 26.1 Дренирование брюшной полости при гнойном панкреатите, осложненном перитонитом

    Понятно, что все выше описанные дренажи одновременно применяются довольно редко. Обычно используют лишь несколько из них. Дренирование всей брюшной полости легко представить теоретически, но трудно осуществить практически. Вскоре, дренаж оказывается окруженным отгораживающими сращениями и ложными оболочками, а жидкость, вытекающая из него, собирается вовсе не со всей брюшной полости, а только с ближайших к дренажу ее отделов или даже со стенки дренируемого канала.

    Особенно, если для дренирования не используют специальные дренажные трубки. Использование подручного материала (например, трубки от системы для внутривенного введения препаратов с проделанными ножницами отверстиями) (рис. 26.2) не совсем рационально. Удобные для дренирования ран кожи, клетчатки, мышц и т.п., они не совсем пригодны для использования в брюшной полости. Опыт показал, что в отверстия такого дренажа вскоре попадают складки брюшины, сальник и грануляции, закупоривая их.


    Рис. 26.2 Использование для дренажа трубки от системы для внутривенного введения препаратов с проделанными ножницами отверстиями

    Ложные оболочки и пластическая лимфа тоже легко образуют пробки. Они перекрывают отверстия и препятствуют работе дренажной системы. Извлекая такой дренаж, существует опасность поранить брюшину, так как при этом разрушаются свежие отгораживающие сращения. В этом случае появляется риск спровоцировать кровотечение, главная опасность которого — создание благоприятной среды для бактерий.

    Подобные неудобства заставили отказаться от широкого использования «подручного» дренажа. В последнее время все чаще применяют дренажные трубки со специально подобранным диаметром отверстий, которые ни сальник, ни грануляции перекрыть не могут.

    Нередко молодых хирургов интересует вопрос: в каких случаях необходимо дренировать брюшную полость?

    Популярное когда-то выражение — «когда сомневаешься, дренируй», сегодня заменено его антитезой — «когда сомневаешься, не дренируй». Совершенно очевидно, что эта процедура является вмешательством небезопасным. Если возможно — лучше обойтись без нее. Совершенно гладкое, или, как говорится, асептическое течение послеоперационного периода при дренаже вряд ли возможно. В то же время, хотим подчеркнуть: маргинальные взгляды на целесообразность применения дренажа в хирургии не допустимы.

    Один из самых известных хирургов прошлого Лоусон Тейл (1892 г.) о значении дренажа при операциях на брюшной полости говорил так: «Когда какой-нибудь автор говорит, что он никогда не моет брюшную полость и не нуждается в дренажах, я прихожу к заключению, что он теряет те случаи, которые я спасаю, и приписывает свои результаты всемогущим зародышам». Это мнение знаменитого в прошлом английского хирурга, по-видимому, и сегодня не утратило своей актуальности, хотя прошло уже более двух веков.

    В настоящее время, показания к длительному использованию дренажа в брюшной полости ограничены:
    — когда есть сомнения в том, что остановка кровотечения будет успешной или если есть опасность повторного. Несомненно, такие случаи не должны иметь место в практике хирурга вообще, но, к сожалению, они хоть и очень редко, но все же встречаются. Иными словами, это необходимо делать в условиях, которых желательно и возможно избегать. Крайне важно так же обратить внимание на то, что существует чрезвычайная опасность возникновения последующего воспалительного процесса, довольно часто сопровождающего дренирование всякого кровоизлияния;

    Если есть основания предположить, что брюшина или ее часть уже инфицирована, и устранить влияние инфекционного агента к моменту завершения операции не представляется возможным. Сюда относятся оперативные вмешательства, проведенные по причине ранения кишечника или других внутренностей, излитая вирулентного гноя и т.п. Данная группа показаний прямо зависит от субъективной оценки ситуации хирургом, его интерпретации различных деталей и условий, на которых эти показания основаны.

    Техника дренирования проста. После соответствующей обработки антисептиком места введения дренажа на коже производится небольшой разрез. Со стороны брюшной полости резким движением зажим выводится в проделанное отверстие. Бранши зажима помещают в просвет дренажных трубок. В сомкнутом состоянии зажим выводят в обратном направлении. Дренаж размещают в области, требующей дренирования. Затем рану кожи зашивают, а концами нитки фиксируют дренажные трубки от выпадения.

    Если в дренаже больше нет необходимости, его вынимают, предварительно пережав трубки зажимом. Это предохраняет от попадания содержимого трубок обратно в брюшную полость.

    У женщин брюшную полость возможно дренировать через кольпотомный разрез. После обнажения шейки матки вагинальными зеркалами, ее фиксируют за заднюю губу. В центре заднего свода влагалища скальпелем делают небольшой разрез, через который вводят дренажные трубки в Дугласово пространство. После извлечения такого дренажа рана заживает самостоятельно.



    Источник: www.gestationpage.ru


    Добавить комментарий