Рака печени причины

Рака печени причины

Переезд склада в Европу.
Реализуем препараты от гепатита С в России по закупочной цене - ликвидация склада
Перейти на сайт

При первичном и встречающемся много чаще вторичном раке печени изменения самого органа имеют много общего, однако течение болезни значительно отличается.

Заболевание чаще возникает у лиц старше 45 лет, мужского пола.

Начнем этот малоприятный разговор с хорошей новости. Первичный — то есть развившийся — именно в этом органе — рак печени встречается редко. Тем более в Европе. Это явление больше характерно для стран третьего мира — в частности, Африканского континента. Считается, что особенности распространения первичного рака тесно связаны с частотой случаев глистной инвазии — как тканей печени, так и желчного пузыря. Гигиена пищи и воды в европейских странах несравнимо выше, и ее достаточно для того, чтобы пресечь распространение гельминтоза. Пусть даже и в сочетании с неспособностью противостоять распространению вирусов гепатита.

Пожалуй, злокачественные поражения печени — это единственный вид рака, по которому Европа не является уверенным лидером. Так или иначе, говорить, что рак печени может выступать одним из осложнений гепатита, статистически неправильно. Такого почти не бывает, а в половине случаев, когда опухоль фиксируется на фоне гепатита, заражение вирусом почти наверняка носило вторичный характер.

Единственное несчастливое исключение из этого правила — гепатит С, канцерогенные свойства которого не подтверждены экспериментально, но предполагаются на основе косвенных наблюдений. Говоря совсем просто, что-то подозрительно часто первичный рак печени сочетается с инфицированием именно этим вирусом, а не каким-то другим. Однако на этом список хороших новостей исчерпан, поскольку существует и другая закономерность, свойственная самим злокачественным опухолям. Состоит она в том, что печень является основной мишенью для метастазирования опухолей любой локализации.

Дело в том, что рак как вид тканей составляет сплошную загадку для науки.

На данный момент доказанными считаются следующие факты о клетках опухолей.

  1. Морфологически они относятся к числу незрелых — с огромным ядром и слабой дифференциацией поздних клеточных структур.
  2. ДНК злокачественных клеток демонстрирует очевидные отличия от ДНК окружающих их здоровых клеток. Причем при наличии наследственных особенностей в ДНК здоровых клеток органа эти особенности очень редко обнаруживаются в клетках его же опухоли. Последний факт составляет загадку для науки. Ведь понятно, что, если клетки рака являются переродившимися клетками этого же органа, они должны сохранять общие для всех его клеток особенности генетического кода.
  3. Основная опасность злокачественных клеток состоит в их неконтролируемом, беспорядочном делении. Это деление приводит к росту опухоли и сдавливанию окружающих ее тканей.
  4. Другая особенность рака состоит в наличии у злокачественных клеток способности самостоятельно снабжать себя нужными для деления питательными веществами. В частности, злокачественные клетки выделяют ряд веществ — стимуляторов роста. Они позволяют опухоли выращивать внутри своих тканей дополнительную сетку из лимфатических и кровеносных сосудов. Последняя называется стромой.
  5. Наконец, злокачественные клетки синтезируют не только гормоны роста, способствующие формированию стромы и их собственному размножению в пределах опухоли. Они выделяют специфические белки, позволяющие им буквально обманы $ать иммунитет. Дело в том, что иммунная система принимает клетки с высокой синтезирующей активностью за клетки эндокринных желез. И опухоль, таким образом, маскируется под органы того же ряда, что надпочечники, щитовидная железа, тимус и т. д.
  6. В период активного размножения при еще не формированной строме злокачественные клетки демонстрируют уникальную способность к делению и метаболизму, проходящему без участия кислорода. Эта способность уникальна тем, что более ею не обладает ни одна клетка организма животных. Зато бескислородное деление составляет здоровую норму в растительном царстве и среди анаэробных бактерий.

Именно потому, что злокачественные клетки испытывают потребность постоянно делиться и обладают способностью обеспечивать себя нужными для этого веществами, они стремятся поразить в первую очередь печень. Данный орган является для них настоящим «месторождением» питательных веществ, поступающих из крови. Ведь ткани печени всегда насыщены кровью и снабжены разветвленной сеткой капилляров. Иначе и быть не может, поскольку для выполнения всех своих функций по регулированию ее состава печени критически важен тесный контакт с очищаемой жидкостью.

Все же прочие утверждения являются, на самом деле, предположениями и чисто теоретическими выводами, на практике имеющими случаи как их подтверждения, так и опровержения. Как мы видим, налицо целый ряд вопросов, ответить на которые не так уж просто. Клетки рака по форме похожи на обычные, только недозревшие клетки. Однако они делятся быстрее зрелых, и их ДНК очень мало напоминает ДНК окружающих клеток. Да, и кроме отличий в генетическом коде. Получается, что выполнять функции здоровых клеток они неспособны — иначе половины проблем с перерождением тканей эндокринных желез просто не возникало бы. Зато они «умеют» то, на что не способны никакие другие клетки: выделять гормоны роста, «оставлять с носом» иммунную систему, размножаться по типу клеток растений и бактерий, но никак не животного организма.

Мы очертили круг проблем современной онкологии для того, чтобы сделать понятными сомнения насчет существования зависимости между раком печени и ее инфекцией. Какой бы то ни было инфекцией. Авторство этих сомнений, естественно, не наше — сама онкология открыто признает, что не может дать убедительного ответа на приведенные выше вопросы. Если дело в мутации, то почему ее очаг в органе всегда один? Почему мутировавшие клетки располагаются отдельной как бы колонией? Для мутации как процесса это совсем нехарактерно, и она поражает обычно весь участок генетического кода, отвечающий за формирование тканей органа. Иными словами, мутация затрагивает абсолютно все клетки данного конкретного типа, а не их часть.

А между тем вирусная теория происхождения рака базируется как раз на предположении, что ДНК вируса, которая является сильным мутагеном, приписывает себя к ДНК клетки, вынуждая ее перерождаться. На этом основан список предраковых заболевший — инфекционных поражений, после которых рак развивается чаще, чем в других случаях. Почему же из миллиардов зараженных клеток перерождается всегда одна, никто не знает.

Мы постараемся быть объективными: описанная взаимосвязь, вполне возможно, существует. А может быть, ее и нет. Просто клетки, вынужденны долгое время работать в совершенно не похожих на нормальные условиях, не всегда отказывают в том смысле, к которому мы привыкли. Как и в случае с гепатитом, здесь мы вступаем в область чистейших догадок. Причем без всякой возможности их проверить. Поэтому постараемся не торопиться с выводами и скажем так: рак печени вызывается гепатитом куда реже, чем метастазами опухолей в других органах. А оттого и к его лечению нужно подходить если не осторожно, то точно аккуратно.

Эпидемиология рака печени

Печеночно-клеточный рак (ПКР) — относительно редкая опухоль в странах Запада. В Великобритании ПКР наиболее часто развивается у больных циррозом печени и гемохроматозом.

Наиболее распространен ПКР в районах, эндемичных по гепатиту В. В большинстве случаев заболевание развивается у лиц в возрасте моложе 50 лет и более распространено среди мужчин.

У небольшой части больных развитие ПКР связано с гепатитом В. Все чаще встречают случаи ПКР, связанные с заболеванием гепатитом С.

Причины рака печени

  1. Вирусы гепатитов В (Hes-антиген выявляется у 70—90 % заболевших первичным раком печени) и С, имеющие тенденцию к хронизации. Хронические гепатиты являются благоприятной почвой для развития онкологического процесса.
  2. Хронические заболевания, в том числе гепатиты другой этиологии и циррозы печени, могут приводить к формированию рака.
  3. Погрешности в диете: злоупотребления острой, жирной, жареной пищей.
  4. Токсические воздействия. Известно, что печень является основным барьером в организме, предохраняющим его от воздействия токсических веществ. Злоупотребление алкоголем, частокрепкими напитками и суррогатами спиртного, контакт с токсическими веществами, ядохимикатами, инсектицидами, бытовыми химикатами, курение, употребление гепатотропных лекарственных препаратов способствуют возникновению раковой патологии.
  5. Паразитарные инвазии, особенно описторхоз, реже — эхинококкоз.
  6. Неблагоприятная в данной местности экологическая обстановка по уровню радиации, работа на предприятиях по утилизации ядерных отходов.

Классификация и стадии рака печени

Выделяют первичные и вторичные опухоли печени. В 90 % случаев они являются вторичными (метастатическими), так как многие пораженные онкопроцессом близлежащие органы дают метастазы именно в печень по причине ее особого кровоснабжения.

Выделяют три макроскопические формы первичного рака печени:

  • узловую — встречается в 65—85 % случаев;
  • массивную — встречается в 25 % случаев, циррозом не сопровождается;
  • диффузную — встречается в 10—12 % случаев, на фоне атрофического цирроза имеет место милиарный карциноматоз печени, размеры печени при этом остаются в пределах нормы.

Производится группировка по стадиям опухолевого процесса:

  • I стадия — Т1 N0 М0;
  • II стадия — Т2 N0 М0;
  • III стадия — Т1 N1 М0, Т2 N1 М0, Т3 (N0, N1) М0;
  • IVA стадия — Т любая N М0;
  • IVB стадия — любая Т любая N M1.

Раннее выявление рака возможно при тщательном обследовании лиц из группы риска при первичном обращении, при медицинских осмотрах на предприятиях, лиц с наличием хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Симптомы и признаки рака печени

Заболевание развивается постепенно, исподволь, первоначально патогномоничных симптомов выявить не удается. Характерны ощущение тяжести, давления, дискомфорта в области правого подреберья, тошнота, нередко рвота, усиливающиеся при погрешностях в диете, после употребления алкоголя. При возникновении синдрома внутрипеченочного холестаза, обусловленного сдавлением внутрипеченочных желчных ходов опухолевыми узлами, развиваются признаки обтурационной желтухи. Цвет кожи приобретает грязный зеленовато-серый оттенок, в крови значительно повышается количество связанного билирубина, появляются ферменты (щелочная фосфатаза, ГГТП), моча приобретает оттенок темного пива. При перкуссии выявляется увеличение печени в размерах, при пальпации край печени определяется неровным, твердым, бугристым, печень болезненна. Отмечаются кожный зуд, астенический синдром — снижение работоспособности, похудение, вялость.

Рак относится к числу очень, так сказать, скрытных заболеваний. Об этом несложно догадаться по указанному выше потенциалу опухоли обманывать иммунитет — одну из самых чутких к изменениям систем организма. У злокачественных поражений этого органа есть своя классификация. Прежде всего, как уже было сказано, он бывает первичным или вторичным. Разница здесь в том, что первичную опухоль можно попытаться удалить и выписаться с самым благоприятным прогнозом. А вот вторичное поражение означает совсем другое. А именно, что опухоль, которая дала метастазы в печень, уже достаточно велика и процесс запущен. Метастазирование в печень считается ближним, если материнское новообразование расположено в желчном пузыре. В остальных случаях оно называется дальним и подразумевает рак III или IV стадии.

Морфологически первичную опухоль от вторичной отличить невозможно. Поэтому при обнаружении опухоли в печени нам непременно следует пройти обследование всего организма.

Ситуации, когда материнская опухоль обнаруживается уже после успешной операции на печени, в случае с этим органом имеют место очень часто. Удачнее всего использовать для таких поисков КТ — как МРТ, только на основе сотен рентгеновских снимков, объединенных в общее изображение. Особенно хорошо, если для исследования будет применен препарат радиоактивной глюкозы.

Эта методика чаще всего используется при поиске опухоли неизвестной локализации. Клетки рака поглощают все полезные вещества, какие только попадают в кровь. А глюкоза относится к наиболее востребованным веществам. Так что опухоль наверняка «съест» львиную долю препарата, а излучение от этих молекул будет ясно видно на рентгеновском снимке. Оно будет выглядеть скоплением ярких белых пятен. Магнитно-резонансный томограф хуже фиксирует ионизирующее излучение. А КТ — с идеальной четкостью. И это скопление однозначно укажет на место расположения злокачественной опухоли.

Если опухоль образована клетками самой печени, она называется гепатомой. Если перерождению подверглись клетки в протоках желчного пузыря, этот рак может называться либо холангиокарциномой (задет участок протока внутри тканей печени), либо карциномой желчного протока (опухоль находится на участке за пределами тканей печени или в самом пузыре).

Симптомы поражения печени и ее отказа при раке наступают гораздо позже, чем при гепатите. И они напоминают скорее цирроз, чем гепатит. Проблема в том, что в тканях печени нет нервных окончаний. Поэтому сама печень не болит. Болевые рецепторы есть только в ее внешней оболочке. И боль начинается лишь с момента, когда она подвергается механическому растяжению — в результате увеличения объема печени. Печень же увеличивается в объеме при воспалении, застое желчи, отеке. А злокачественная опухоль считается уже очень большой, если ее диаметр превышает 2,5 см. Такой (или близкий) размер в сочетании с ближним и дальним метастазами определяется как IV стадия опухоли. То есть как последняя. Старших стадий рака просто не бывает — могли бы быть, но организм носителя погибает раньше.

Так что, опухоли печени дают о себе знать болями только тогда, когда делать что-либо поздно. А симптомы отказа нарастают очень плавно, постепенно. У рака как заболевания вообще не бывает острой стадии — только хроническая, с постепенным, но неизбежным ухудшением. Его так сложно диагностировать вовремя и из-за небольших размеров опухолей и из-за того, что сам по себе рак симптомов не дает. Их дает только орган, клетки которого подверглись перерождению и теперь стремительно отмирают. Поэтому мы не можем назвать симптомы рака как такового. Они всегда разные и напрямую зависят от органа, в котором находится опухоль.

Итак, при раке печени мы можем получить симптомы цирроза:

  • проблемы с перевариванием жирной, острой, жареной пищи — долгую отрыжку жирным и горьким, вздутие живота, кишечные колики после каждой такой трапезы;
  • интенсивные боли в печени после физических нагрузок или приема алкогольных напитков;
  • увеличение длительности и тяжести как стадии опьянения, так и похмельного синдрома;
  • появление отечности ног по вечерам;
  • увеличение объема живота;
  • появление чувства дискомфорта и тяжести в области печени.

Как видим, действительно напоминает цирроз и хронический гепатит. Мы понимаем, что должно нас насторожить, не так ли? Если мы не злоупотребляем спиртным и никогда не переносили гепатит в острой стадии, а проблема с печенью налицо, очевидно же, что она не так проста, как хотелось бы! Это может быть временное нарушение, которое скоро, что называется, пройдет само. А потом — появится вновь. Временные нарушения с таким органом, как печень, не являются временными, если они заметны для нас или окружающих. — мы должны это понимать. И обращаться с такими эпизодами в больницу — особенно если они часто повторяются или длятся больше недели.

Как уже было сказано, возможен и другой сценарий: когда мы долгое время испытываем неясного происхождения дискомфорт в одном органе, а спустя год или два к нему присоединяются ощущения в 1ечени. Мы обращаемся в больницу и узнаем от онколога, что он ничем не может нам помочь и что с этой проблемой нам следовало прийти два года назад. Тогда у нас в печени находится вторичная опухоль — несколько клеток рака из другого органа, занесенных в ткани печени с кровотоком. Способность успешно размножаться после попадания в совсем другой тип тканей или даже другой организм нормальна для рака. Как мы уже сказали, теория вирусной мутации не объясняет и половины доказанных экспериментально свойств злокачественных клеток. Причем общих для всех их видов и типов. Хотя вирусы на них воздействовали, естественно, разные.

В общем, как видим, мы не сможем самостоятельно отличить рак от других заболеваний печени. Но сможем понять, что у нас с нею точно не все в порядке. Так что проблема если не ранней, то хоть своевременной диагностики будет состоять здесь лишь в одном. А именно, в выработке привычки обращаться к врачу тогда, когда мы почувствовали неладное, а не тогда, когда симптомы уже делают нашу жизнь невыносимой.

Правда, существует еще один способ выявления рака на ранних стадиях. Он не лишен ряда недостатков, но он существует. Самый главный его недостаток для большинства из нас состоит в необходимости обращаться в онкоклинику даже без тревожащих нас симптомов, в прекрасном самочувствии. Речь идет о сдаче анализов крови на онкомаркеры.

Онкомаркерами называются специфические белки, которые выделяют при росте некоторые типы злокачественных клеток.

Не все, но добрая половина — точно. Эти вещества обычно легко отличить от нормальных белков крови. Потому, что онкомаркеры являются белками, которых во взрослом организме быть просто не должно.

Пока зародыш активно растет в утробе матери, его организм выделяет целый набор веществ, ненужных взрослому, сформированному телу. Просто эти вещества помогают стволовым клеткам массово множиться и превращаться в клетки отдельных органов. По мере роста организма стволовые клетки утрачивают часть своих возможностей к превращениям.

И соответственно, прекращается синтез белков, поддерживающих высокие темпы их размножения. Так с течением лет замедляется наш рост и обмен веществ. Однако если у нас зародились клетки рака, им потребуется делиться именно с той скоростью, < которой кроме них могут делиться только клетки эмбриона. Напомним, необоснованное никакими потребностями тела, ускоренное многократно деление злокачественных клеток ‘л составляет всю их агрессивную сущность. Когда этот рост удается остановить, врач говорит о достижении ремиссии.

Как мы уже поняли, злокачественные клетки умеют обеспечить себя всем необходимым для роста. Причем, что называется, без спросу. И они сами запускают синтез белков, способствующих их делению, тогда, когда в норме их синтез уже давно прекратился. Все эти белки относятся к эмбриональным. Потому их обнаружение в крови сформированного организма означает лишь одно: что где-то в тканях этого организма присутствует очаг ускоренного деления. И шансы, что этот очаг образован доброкачественными тканями, весьма невелики.

Анализ на онкомаркеры подразумевает поиск среди множества элементов крови белков, присутствующих в крови либо эмбриона, либо беременной женщины. Если пациент не вынашивает ребенка, не является эмбрионом и вообще пришел к врачу с жалобами на боли в печени, у него почти наверняка рак. Опухоли различных органов имеют свои онкомаркеры. А часть из них онкомаркеры вовсе не выделяет. Например, опухоли тонкого кишечника, включая слепую кишку.

Не имеют специфичных онкомаркеров опухоли легких, поджелудочной и мышечных тканей.

Но нам в этом смысле повезло больше. У злокачественных поражений печени есть онкомаркер с очень высокой степенью надежности. Он называется АФП и расшифровывается как α-фетопротеин. Кстати, корень «фето» здесь как раз и намекает на то. о чем мы говорили. На латинское слово fetus, означающее «плод». Этот белок в норме синтезируется печенью и кишечником зародыша. Эмбриону он служит, по-видимому, для налаживания функций этих органов — таких, как перистальтика и синтез желчи. Поэтому уровень α-фетопротеина в крови беременных женщин очень высок в течение всего периода вынашивания ребенка. А если у нас взяли кровь на анализ по поводу подозрения на гепатит, и обнаружили там этот белок, биопсию печени уже можно и не делать.

Диагностика рака печени

Проводится на основании субъективных и объективных данных исследования. Кроме этого, испЬльзуются инструментально-лабораторные методы. Назначаются анализ крови (с целью нахождения в сыворотке крови повышенного содержания зародышевого белка альфа-фетопротеина), УЗИ печени, КТ, ЯМР, радиоизотопное сканирование печени, селективная целиакография (для определения точной локализации опухоли), лапароскопическая биопсия (для выяснения по биоптату морфологического строения опухоли), рентгенологическое и УЗИ-исследования других органов на предмет наличия метастазов и др.

Диагностируют ПКР обычно на основании рентгенологического исследования; выявляют объемное образование в печени.

Дифференциальную диагностику проводят со следующими заболеваниями:

  • метастатический (вторичный) рак печени;
  • очаговая узловая гиперплазия;
  • гемангиома;
  • крупноузловой цирроз печени.

В тех случаях, когда можно надеяться на возможность выполнения резекции печени, от биопсии следует воздержаться из опасения диссеминации опухолевых клеток. Однако если свертывание крови не нарушено, можно выполнить аспирационную биопсию тонкой иглой.

Печеночно-клеточный рак может быть представлен крупной солитарной опухолью или иметь мультицентрический рост и проявиться в виде нескольких сателлитных узлов, расположенных вокруг центральной опухоли.

При микроскопическом исследовании дифференцированный рак печени состоит из клеток, сохраняющих сходство с гепатоцитами и имеющих светлую цитоплазму. Эти клетки могут напоминать опухолевые клетки при раке почки.

Методы исследования

Используют следующие методы исследования.

  • КТ.
  • Лапароскопия.
  • Лапароскопическое УЗИ.
  • Ангиография.
  • КТ с контрастированием липийодолом (позволяет выявить множественные опухолевые узлы).
  • Рентгенография и КТ грудной клетки (для исключения метастазов).
  • Определение содержания α-фетопротеина (α-ФП) (высокоинформативное исследование при постановке диагноза и выявлении рецидивов).
  • Биохимические показатели функций печени.

Дифференциальная диагностика

Проводится в связи с циррозом печени, доброкачественными опухолями, для определения первичности или вторичности опухоли, при обладании паразитарными кистами, гепатитами, лейкозами, абсцессами печени и др.

Лечение рака печени

Комплексное, включающее хирургическое и химиотерапевтическое.

Увы, рак печени практически не поддается лечению. В том смысле что ремиссии при нем не всегда удается достигнуть даже при удалении опухоли. Лучевую терапию для уничтожения опухолей этой локализации почти не применяют, так как она разрушает клетки печени гораздо сильнее, чем клетки новообразования. Препараты для химиотерапии здесь тоже проблематичны. Дело в том, что химиотерапия как таковая самым негативным образом сказывается именно на печени и состоянии костного мозга пациента. Потому желтуха и симптомы отказа являются частыми последствиями терапии других органов тела. И о каком лечении печени такими методами здесь можно говорить?

На вооружении у онкологии есть несколько препаратов, допущенных для введения прямо в печень, через центральный желчный проток. Но секрет их прост: они разрешены к применению при раке печени лишь потому, что их эффективность сильно снижена. Вот и все. Так что их можно вводить, но они и действуют слабее прочих химиотерапевтических средств. То есть фактического выигрыша здесь почти нет. Разве что опухоль случайно проявит особую чувствительность именно к этому веществу. Но такие случаи достаточно редки. А потому в целом химиотерапия тоже не является эффективным методом борьбы с раком печени.

В последнее время онкология сделала несколько попыток продвинуться в этом направлении хоть на шаг. Потому что по отношению к полному нулю даже четверть случаев устойчивой ремиссли стала бы достижением. И на свет появились экспериментальные технологии безоперационного уничтожения опухолевых клеток. Опытным путем среди них были выделены наименее травматичные — лазерное удаление и высушивание инъекциями этилового спирта. На данный момент уже ясно, что ни одна из них не оправдала надежд медицины полностью.

Что касается лазерного удаления, то его единственное преимущество перед стандартным хирургическим вмешательством состоит действительно в меньшем количестве наносимых печени травм. Следовательно, после такого вмешательства печень быстрее восстанавливается. И это позволяет несколько увеличить лимиты объема удаляемых тканей. Однако лазерная резекция никак не влияет на частоту возвращения рака в течение 1-2 лет после удаления первой опухоли. Рак печени обладает странной способностью (вернее, склонностью) появляться вновь даже там, где опухоль была первичной (то есть другого очага в организме нет), и ее удалили полностью, до последней злокачественной клетки. Наука не может объяснить повторное перерождение клеток, но оно в случае с печенью наступает почти всегда. И выбор хирургического инструмента в данном случае имеет очень небольшое значение.

А «выпаривание» этиловым спиртом, как оказалось, помогает вообще лишь на время. С помощью этой методики можно временно уменьшить размер новообразования — допустим, чтобы проще было его удалить. Одна инъекция, сделанная незадолго до операции, уменьшает опухоль почти вдвое. Но этиловый спирт не убивает даже половины ее клеток — только обезвоживает их. Предположение о том, что этиловый спирт будет губить клетки рака так же быстро, как и клетки печени, не оправдалось. Значит, кто-то где-то допустил очевидную ошибку. Либо онкологи, которые преувеличили сходство клеток опухоли печени с клетками самой печени, либо гепатологи, которые преувеличили вред этилового спирта. А в результате мы имеем на руках объективный факт: эффективность этиловых инъекций значительно ниже, чем у той же «мягкой» химиотерапии или, тем более, рентгена.

Таким образом, картина остается удручающей и по сей день. Но все, сказанное нами выше, относится к методам, допущенным в официальной, медицинской терапии. Вероятно, ни для кого уже не секрет, что общая низкая эффективность мер онкологии в сочетании с неуклонным ростом числа больных породила целое явление под названием онкодиссидентство. Этим сложным словом называется вся совокупность нетрадиционных методик лечения рака. А люди, полагающие данные методики серьезной альтернативой принципам официальной онкологии, зовутся онкодиссидентами.

Мы говорим об онкодиссидентстве безо всякой иронии по причинам, которые считаем понятными. Рак I и II стадий излечим, но он возвращается чаще чем в половине случаев. Рак III и IV стадии означает смертный приговор для 96-98% больных в течение года от постановки диагноза. Оставшиеся 2-4% умирают в течение ближайших пяти лет. Реальная смертность от рака фиксируется на уровне почти 1.00%. А слово «выживаемость» в онкологии употребляется в значении не полного излечения от заболевания, а достижения его ремиссии на срок в пределах указанных пяти лет. Случаи, когда пациент с поздней стадией «ухитряется» пережить пятилетний барьер, являются исключением, но не правилом.

Такова современная действительность, которую предлагает своим пациентам онкология. Она демонстрирует, фактически, что, если у нас обнаружен рак с признаками дальнего метастазирования, мы можем с этого момента идти за лечением как к онкологу, так и к знахарю — с одинаковым результатом. А раз результаты примерно одинаковы, у нас нет повода для иронии. Итак, поговорим о перспективах всерьез и максимально объективно. Прежде всего, в практике как онкологии, так и онкодиссидентства зафиксировано немало случаев успеха терапии. То есть конечно, мало, особенно если учесть общее число больных раком, которые умерли от этого заболевания и умрут в обозримом будущем. И тем не менее. Из случаев триумфа онкологии, которые стали известны широкой общественности за последнее время, мы можем назвать два имени — Лэнс Армстронг и Дарья Донцова.

Оба этих пациента проходили официальное, медицинское лечение рака IV, последней стадии — с обширными метастазами и выраженной симптоматикой.

Лэнс Армстронг — знаменитый американский велогонщик — олимпиец, многократный чемпион велогонок «Тур де Франс». Диагноз «рак» был поставлен ему в 1996 г. Была удалена материнская опухоль яичка и доступные для безопасной резекции новообразования в тканях головного мозга. Затем последовало несколько курсов химиотерапии. Спортсмен, завершивший карьеру в 2011 г., жив в настоящее время, а не подлежащие удалению метастатические очаги находятся в стадии ремиссии.

Дарья Донцова — известная российская писательница, автор детективов. Опухоль груди IV стадии была удалена хирургическим путем в 1998 г. Затем — проведен стандартный курс химиотерапии для подавления активности метастазов в позвоночник. Писательница жива по сей день, ведет активный образ жизни, помогает больным злокачественными опухолями бороться с психологической стороной проблемы рака.

А вот имен успешных онкодиссидентов мы назвать не можем. Но не потому, что их не существует. Просто среди них нет известных деятелей из какой-либо сферы.

Впрочем, при таком положении дел нетрадиционная терапия рака как раз нуждается в защите от справедливых обвинений куда меньше онкологии. Научные исследования рака и разработка новых методик требует больших финансовых вложений. А услуги современной терапии обходятся пациентам отнюдь не дешево. И вложения всех этих средств на данный момент себя оправдывают только в единичных случаях. Рецепты же нетрадиционной медицины бесплатны, как и большая 1сть сырья для приготовления препаратов. Или обходятся во много раз дешевле при одинаковой эффективности.

Точных статистических данных по выживаемости среди онкодиссидентов мы предоставить не можем. Речь идет не о той сфере, в которой кто-либо стремится к сбору объективных данных. Однако и официальная онкостатистика нередко грешит неточностями. Главным образом из-за указанной выше двойственности формулировок, когда процент выживаемости на деле оказывается процентом, так сказать, отсроченной смертности. Цифры с учетом этой особенности мы привели, и они говорят сами за себя. Так что в известном смысле у нас вообще нет цифр, по которым мы могли бы сделать более или менее правильные выводы. Это значит, что выбор методик лечения в каждом конкретном случае должен быть сделан самим пациентом, с полным осознанием всех рисков.

Что мы можем попробовать при раке печени, если официальная медицина уже отказалась от нас или мы отказались от нее? Приведем далее несколько методов борьбы с раком, которые по тем или иным причинам могут оказаться наиболее подходящими для лечения опухолей этого органа. Скажем сразу, что авторство этих методик принадлежит различным людям. И далеко не все они имеют отношение, собственно, к народным традициям. Но чаще всего являют собой результат их переработки и совершенствования. Итак…

Методика Б. В. Болотова

Вообще система, разработанная доктором технических наук Б. В. Болотовым, рассчитана скорее на профилактику рака, чем на его лечение. И она основана на представлениях о происхождении рака, которые можно считать сугубо авторскими. Тем не менее во всем массиве входящих в нее рекомендаций присутствует несколько вариантов, способных если не остановить рост опухолей печени, то оказать паллиативное (смягчающее) действие на ряд сопровождающих этот рост симптомов. Так, Б. В. Болотов предлагает при опухолях печени употреблять в качестве терапевтического средства результат молочнокислого брожения различных растений — в том числе ядовитых.

Оборот «молочнокислое брожение» в данном случае обозначает не процесс превращения молока в кефир. Речь идет об обыкновенном квашении продуктов — в деревянной кадке, под гнетом. При квашении образуется множество различных пищевых кислот. И благодаря их высокой концентрации в растворе для закваски обеспечивается эффект консервации. Как мы знаем, квашеные продукты являются консервированными. Они хранятся не один месяц, хотя при их приготовлении не используется стерилизация и пастеризация. Такой эффект достигается за счет образования при квашении молочной и уксусной кислот. То есть в кадке с овощами происходит то же самое, что мы можем сделать вручную, добавив уксус в рассол для огурцов согласно рецепту. И это брожение называется молочнокислым именно потому, что при нем выделяется мощный консервант — молочная кислота.

Итак, методика Б. В. Болотова предполагает квашение свежих ядовитых растений — чистотела, барвинка, аконита. С этой целью следует использовать все части растений, кроме корней. Процесс квашения организуется так же. как и при обычной закваске капусты, овощных голубцов, огурцов, помидоров, арбузов. Но выбранная посуда обязательно должна быть деревянной, не проходившей никакую химическую обработку. Удачнее купить ее у частного мастера: как правило, такие специалисты не имеют ни острой необходимости, ни желания подвергать дерево обработке от вредителей. В отличие от заводского производителя, для которого большое значение имеет не только внешний вид изделия, но и сроки его хранения на складе в готовом виде.

Пластик для квашения вообще лучше не применять, так как его свойства могут различаться в зависимости от сорта пластмассы, производителя и возраста изделия. Некоторые виды пластмасс при нагревании выделяют токсичные вещества. А что происходит в выбранной нами посуде в процессе брожения и так ядовитых растений, не возьмется сказать ни один здравомыслящий химик.

Соотношение растений и рассола тоже следует соблюдать такое же, как и в домашней консервации. То есть теплым, соленым раствором следует заливать столько сырья, сколько поместилось в посуду. Одним словом, барвинок и чистотел нужно готовить в точности так, как будто мы квасим привычные огурчики.

Однако нельзя забывать и о ряде отличий, связанных с их токсичностью:

  • растения следует собирать и измельчать в плотных резиновых перчатках;
  • нельзя допускать тесного контакта их пыльцы или сока с кожей, оболочками глаз, слизистыми верхних дыхательных путей;
  • посуду для квашения ядовитых трав ни в коем случае нельзя применять для других хозяйственных нужд.

При раке печени автор предлагает начинать терапию с кваса на основе барвинка. Но вполне допустим и чистотел. Вопросы вызывает аконит из трех указанных растений он обладает наиболее выраженной токсичностью. Но она направлена почти полностью против нервных клеток тела. К тому же этот яд вызывает сильные спазмы — и как раз в ЖКТ. Поэтому наша поправка — аконит разумнее начать при низкой эффективности предыдущих двух курсов и ярко выраженном болевом синдроме.

Метод приема полученного кваса: начиная с 2 капель,растворенных в 50-100 мл воды или сока, один раз в день, непосредственно перед едой. Дозировку необходимо повышать ежедневно на 1 каплю. Если симптомы отравления отсутствуют или сглажены, допустимо разовое увеличение и на 2 капли. Растворять токсичный квас можно в любой не содержащей алкоголя и других ядов жидкости, какая нам покажется более приемлемой на вкус. Если стартовые дозы даются тяжело, однако есть ощущение облегчения печеночной симптоматики, можно прибегнуть к двум «хитростям» — использовать большее количество жидкости для раствора и перейти на прием препарата после еды.

Конечное количество принимаемого за один раз яда ограничено достаточно условно. В сутки недопустимо принимать более 10 мл токсичного кваса — независимо от того, из какого растения он был сделан или насколько хорошо наш организм принимает такую терапию. До этого количественного порога терапию можно проводить сколь угодно долго. Главное — не превышать суточную дозировку, не увеличивать число приемов яда, ни при каких обстоятельствах не сочетать прием токсичного кваса с полным голоданием и принимать его ежедневно, не допуская пропусков.

Для простого облегчения и даже полного снятия болей методикой Б. В. Болотова предусмотрен прием обычного, натурального, скисшего виноградного вина. Принимать его следует по 40-50 мл, 8-10 раз в день, до исчезновения болей. Метод В. В. Тишенко.

Он больше напоминает сборник рецептов народной медицины, чем самостоятельную концепцию. В отличие от предыдущего метода, основанного на представлениях о клетках рака как клетках растительного происхождения, зародившихся в организме животного. Тем не менее этот сборник достаточно тщательно подобран и структурирован. Все представленные в нем рецепты нам, конечно, не понадобятся. Обсудим здесь лишь один из них, довольно удачно сочетающий действие сильных ядов, противовоспалительных дубильных веществ (впрочем, они тоже ядовиты) и основу, целевым органом которой является как раз печень.

Речь идет о настойке зеленых грецких орехов на керосине. Этот препарат крайне ядовит и неприятен на вкус. Однако он чуть ли не специально создан для лечения тканей печени, поскольку керосин как вещество является растворителем жиров — в том числе пищевых. С помощью керосина в настоящее время осуществляется экстракция растительного масла из семян. Словом, хоть сам по себе керосин токсичен для организма и маслом он не является, с химической точки зрения он является одной из фракций продукта, близкого к натуральным маслам. Продукт этот, естественно, называется нефтью. И нашей печени известно о сходстве нефти с пищевыми маслами очень хорошо. Потому хоть ставить знаки равенства здесь и недопустимо, ткани печени проявляют к керосину особый интерес. И это свойство используется при оказании токсического воздействия на них — особенно в ситуации, когда сами жиры мы употреблять не можем.

Итак, зелеными грецкими орехами в кожуре нужно доверху набить трехлитровую банку. И залить по самые края керосином высокой очистки, соответствующим всем стандартам ГОСТа. Заменять керосин денатуратом или иными техническими жидкостями/ГСМ ни в коем случае не следует. Эту банку необходимо накрыть так, чтобы все орехи погрузились в керосин, и отставить в темное сухое место на 10 дней. Затем извлечь и начинать прием: один раз в день, вечером, после ужина.

Первые пять дней от начала курса количество яда должно равняться 1 десертной ложке. Затем дозу можно довести до 1 ст. ложки в день. Применение этой настойки не ограничивается автором о времени. Указывается лишь два обязательных правила: более 1 ст. ложки в сутки не принимать и не пропускать приемы. Однако мы полагаем нужным напомнить еще одно правило любого лечения. А именно: отсутствие улучшений со стороны целевого органа в течение первых двух недель от начала курса наверняка означает, что данный вариант терапии — не для нас. И что нам пора сменить действующие вещества.

Народные рецепты лечения рака печени

И напоследок приведем методики лечения, автор которых неизвестен. Скорее всего, именно они и составляют ту часть нетрадиционной медицины, которую принято считать народной. Мы возьмем свежую траву болиголова пятнистого, цикуты, барвинка малого — какую-то одну, на наш выбор. И сделаем настой на 40% водке. Настой делается так: стеклянную банку объемом 0,5 л необходимо на треть заполнить слегка измельченным свежим сырьем. Залить водкой до краев, закрыть и отставить в темное, сухое место, недоступное для детей и взрослых, имеющих пристрастие к алкоголю. Настаиваться препарат будет в течение 10 дней. По истечении этого срока его нужно извлечь, отцедить и считать оставшуюся жидкую часть готовой к применению.

Какую бы из ядовитых трав мы ни решили принимать, начинать ее курс необходимо с 5-7 капель, растворенных в любом напитке, не содержащем искусственных красителей и других токсинов. Обычно яд растворяют в 50 мл напитка или воды, однако в целом нам подойдет любой объем, который мы согласны выпить за один присест. Такую дозу нам потребуется принимать дважды в день, непосредственно перед едой. Ежедневно мы будем прибавлять по 1 капле, пока не достигнем количества в 40 капель.

На этом моменте наращивание дозы следует прекратить, так как дальнейшее ее повышение опасно даже при наличии привычки. 40-капельную дозировку не следует держать более недели. Через 7 дней на ней лучше начать постепенно опускаться до половинной дозы — допустим, методом раз в 3 дня на 2 капли. Следует помнить, что более низкие дозировки яда мы можем принимать гораздо дольше тех 80 дней, на которые вообще рассчитан курс.

Будем руководствоваться двумя главными правилами:

  • снижать дозировку можно в любом темпе и порядке;
  • однако прекращать или пропускать приемы посередине курса нельзя.

Именно таким приемом пользуются больные раком, стремящиеся добиться постоянной ремиссии опухоли. По окончании курса одного яда они начинают другой с перерывом не более двух месяцев. Это позволяет проводить практически непрерывную химиотерапию, вполне совместимую с нормой здоровой жизни. И, что самое главное, позволяющую остановить рост опухоли даже в случаях, когда уничтожить ее не удалось.



Источник: www.sweli.ru


Добавить комментарий