Растения противовирусные при гепатите с

Растения противовирусные при гепатите с

Переезд склада в Европу.
Реализуем препараты от гепатита С в России по закупочной цене - ликвидация склада
Перейти на сайт


направленных на профилактику фиброза и цирроза. Однако наряду с такими «широкополосными» средствами, как гепатопротекторы, существуют растения с более узко направленным эффектом. Нередко такой эффект носит неспецифический характер, то есть не является только «печеночным». Так, например, противовоспалительные растения (лабазник, бузина, сабельник, шалфей и т.п.) находят себе место в схемах лечения воспалительного процесса самых разных локализаций. В чем же состоит идея их использования при гепатите? Иммунное воспаление, как ключевой аспект заболевания, несмотря на свой специфический характер, для своей реализации использует неспецифические пути, сигнальные системы, и характеризуется выбросом провоспалительных цитокинов (интерлейкинов, лейкотриенов, тромбоксанов и т.п.) того же репертуара, что и при любом другом воспалении (ИЛ-1в, ИЛ-2, ИЛ-6, ИЛ-8, ФНО-а, лейкотриен В4, компоненты комплемента С-1,3,5 и т.д.). В связи с этим, использование противовоспалительных растений, по крайней мере, в острой фазе болезни мы считает весьма полезным.

Гораздо более сложной выглядит ситуация с назначением иммуномодулирующих растений. Зная о том, что чем агрессивнее ведет себя иммунитет по отношению к инфицированным гепатоцитам, тем тяжелее протекает гепатит, мы вправе однозначно заявить, что безоглядное и бесконтрольное усиление иммунных реакций вполне может сыграть на руку болезни. С другой стороны, при недостаточном исходном состоянии противовирусного иммунитета возникают предпосылки для персистенции вируса в организме, что в свою очередь приводит к хронизации процесса и повышает вероятность развития отдаленных осложнений в виде цирроза и гепатоцеллюлярной карциномы. Таким образом, решение о том, какие именно иммуномодулирующие растения назначать (и назначать ли вообще), является весьма непростым. На наш взгляд, оно должно базироваться на тщательной оценке индивидуальных особенностей больного. А общим правилом следует выбрать следующее: «Не уверен – не назначай!». В связи с этим большую важность приобретает грамотный выбор растений и из других групп, так как наряду, скажем, с противовирусным или гепатопротекторным эффектом, у растения может оказаться и неоднозначное иммуномодулирующее действие.

В настоящее время активно ведется поиск медикаментов, способных препятствовать развитию цирроза. Результаты, к сожалению, вряд ли можно считать сколько-нибудь удовлетворительными. Склонность печени к цирротическим изменениям связывают с особенностями ее строения, заключающимися в том, что гепатоциты располагаются вокруг питающего кровеносного сосуда наподобие колец, послойно. Каждое следующее кольцо клеток находится от сосуда все дальше, поэтому их дыхание и питание на фоне болезненных процессов в печени резко нарушается. В условиях гипоксии происходит активация так называемых клеток Ито, приводящая к разрастанию соединительной ткани в пространствах Диссе и формированию перицеллюлярного фиброза печени. Считается также, что важную роль играет капилляризация синусоидов, сопровождающаяся нарушением кровоснабжения печеночной ткани. Что в свою очередь усугубляет кислородное голодание близ расположенных клеток, и порочный круг замыкается.

Вполне очевидно, что профилактикой возникновения цирроза является эффективное лечение первичного патологического процесса, в нашем случае вирусного гепатита. Поэтому все, что говорилось выше об антигипоксантах, антиоксидантах, противовоспалительных и прочих средствах, нужно рассматривать так же и применительно к циррозу. Специфическим средством лечения цирроза можно было бы считать такое средство, которое препятствовало бы чрезмерному разрастанию соединительной ткани в печени. Сложность поиска такого средства вполне объяснима: образование соединительной ткани есть неотъемлемая составная часть совокупного восстановительного процесса, присущего любому здоровому организму. Иными словами, этот процесс жизненно необходим, и нет никакой возможности подавить его тотально без, того чтобы не нанести непоправимый урон здоровью пациента. Совсем другое дело, если бы нашелся регулятор скорости и объема образования соединительной ткани именно в печени и только в определенной ситуации! К сожалению, пока такое средство не найдено. Однако имеется ряд экспериментальных данных в отношении растений, демонстрирующих на различных моделях антифибротический эффект. Зная, что активация звездчатых клеток печени (упоминавшиеся выше клетки Ито) играет ключевую роль в развитии фиброза печени, Ting-Chun Weng с соавт. (2009) решили посмотреть, как влияет на эти клетки армепавин (armepavine, Arm, C19H23O3N), активный компонент лотоса орехоносного (Nelumbo nucifera). Данное вещество ранее уже продемонстрировало иммуносупрессивный эффект в отношении Т-лимфоцитов на модели волчаночного нефрита мышей.

Эксперимент проводился in vitro и in vivo. Клеточная линия звездчатых клеток печени крысы (HSC-T6) стимулировалась туморнекротизирующим фактором-а (TNF-а) либо липоплисахаридом (LPS) для последующей оценки ингибиторных эффектов Arm. Эксперимент in vivo проводился на крысах с перевязанным желчным протоком (BDL). Крысы BDL получали Arm (3 либо 10 мг/кг веса) через пищеводный зонд дважды в день на протяжении 3 недель, начиная со дня перевязки желчного протока. Затем изучалась печень экспериментальных животных: определялись характеристики фиброзного процесса, проводилось иммунофлюоресцентное исследование ткани, а также количественное определение мРНК в реальном времени. In vitro Arm (1-10 мM) в зависимости от концентрации ослаблял TNF-альфа- и LPS-стимулированную экспрессию белка альфа-SMA и активацию AP-1 в клетках HSC-T6 без неблагоприятных цитотоксических эффектов. Кроме того, Arm подавлял TNF-а- индуцированное отложение коллагена, активацию NFкB и фосфорилирование MAPK (p38, ERK1/2, и JNK). In vivo лечение при помощи Arm привело к существенному понижению уровней АЛТ и АСТ в плазме крови, экспрессии печеночной альфа-SMA и содержания коллагена, а также частоты фиброза в печени крыс с перевязанным желчным протоком в сравнении с контролем. Кроме того, Arm снижал экспрессию мРНК генов, кодирующих col 1?2, TGF-бета-1, TIMP-1, ICAM-1, iNOS, и IL-6. (Источник: J Biomed Sci. 2009; 16(1): 78)

Как уже говорилось выше, главный продуцент коллагена при фиброзе печени – это звездчатые клетки печени (клетки Ито). Однако помимо них в избыточном образовании коллагена участвуют также портальные миофибробласты, а также миофибробласты, имеющие костномозговое происхождение. Клетки активируются фиброгенными цитокинами, такими как TGF-?1, ангиотензин II и лептин. Имеются сообщения о том, что куркумин (основное действующее вещество куркумы длинной) способен предотвращать активацию клеток Ито лептином и в ходе лептин-индуцированного оксидативного стресса. Это происходит за счет нарушения передачи сигнала по инсулиновому пути, затухания оксидативного стресса, подавления LDL-индуцированной активации, ингибирования TGF-?1 – индуцированной экспрессии гена актина а-гладких мышц (а-SMA). В результате замедляется отложение коллагена. В высоких концентрациях куркумин может индуцировать апоптоз клеток Ито, а также подавлять в этих клетках экспрессию гена, кодирующего белок Toll-подобного рецептора 4 типа, благодаря чему нарушается выработка факторов, стимулирующих выработку коллагена — NF-кB и CTGF (коннективный тканевой фактор роста).

В печени инфицированных хомяков, где уже развился перидуктальный фиброз, под действием куркумина происходит редукция фиброза благодаря подавлению TIMPs (тканевых ингибиторов MMPs). После употребления куркумина происходит уменьшение печеночных повреждений, холестаза и фиброза в экспериментальных моделях хронической холангиопатии мышей Mdr2 (-/-). При этом наблюдается ингибирование пролиферации холангиоцитов и экспрессии маркеров активации молекул сосудистой клеточной адгезии типа 1. У крыс Sprague-Dawley с повреждением печени, вызванным четыреххлористым углеродом, куркумин подавлял CCl4-индуцированную экспрессию NF-кB, а также выброс провоспалительных цитокинов. При этом существенно подавлялось отложение коллагена в печени, увеличивалась антиоксидантная активность в печени, и был индуцирован апоптоз клеток Ито. В экспериментах с индукцией цирроза печени посредством тиоацетамида, куркумин подавлял оксидативный стресс, предотвращал активацию звездчатых клеток, угнетал экспрессию гена, кодирующего коллаген альфа 1, и ингибировал развитие цирроза. У мышей, содержавшихся на диете, обедненной метионином и холином, развивался неалкогольный стеатогепатит. После назначения куркумина наблюдалось существенное снижение уровня фиброза и угнетение внутрипеченочной экспрессии моноцитарного хемоаттрактантного белка типа 1, CD11b, проколлагена типа I, TIMP-1 и а-SMA. Все эти данные говорят о том, что куркумин вполне может послужить средством лечения фиброза печени. Но, к сожалению, пока недостаточно накоплено клинических исследований по данному вопросу. (Источник: World J Gastrointest Pathophysiol. 2011 February 15; 2(1): 1–14).

На примере этих нескольких работ мы попытались не только указать на возможные эффективные растения и растительные вещества, но еще и акцентировать внимание читателя на том, каковы современные воззрения на механизмы развития фиброза и цирроза печени, а также привести примеры экспериментальных моделей, используемых для изучения лечебного эффекта растений. С определенным постоянством все указанные параметры фигурируют в большинстве современных работ, посвященных изучению растений, препятствующих развитию цирроза печени. Антифибротический эффект был обнаружен у пеонифлорина, активного вещества пиона молочноцветкового. Было показано, что под влиянием данного вещества существенно снижаются уровни печеночного оксипролина, коллагенов типа I и III. При этом происходит подавление ИЛ-13. Действие изучалось на модели японского шистосоматоза мышей (Источник: J Parasitol. 2009 Dec;95(6):1520-4).

Астрагалозид IV, сапонин, содержащийся а астрагале мембранозном, продемонстрировал антифибротическое действие на модели цирроза печени крыс, индуцированном введением свиной сыворотки (Источник: J Ethnopharmacol. 2009 Apr 21;122(3):502-8). Имеется также работа, подтверждающая взаимное усиление антифибротического действия при одновременном назначении корней пиона молочноцветкового и астрагала перепончатого (источник: J Ethnopharmacol. 2007 Jul 25;112(3):514-23). Астрагал мембранозный и филлантус горький демонстрируют противовирусную активность по отношению к вирусу гепатита В (источник: Cochrane Database Syst Rev. 2001;(2):CD002231).

Получены данные об антифибротическом эффекте Стефании (Stephania tetrandra), фиброз индуцировался четыреххлористым углеродом (J Gastroenterol Hepatol. 2009 May;24(5):853-9). Показана эффективность рецепта китайской медицины Yin-Chen-Hao-Tang, включающего три растения: полынь волосистая (Artemisia capillaries Thunb), гардения жасминовая (Gardenia jasminoides Ellis) и ревень лекарственный (Rheum officinale Baill). Отдельное наблюдение подтверждает эффект ревеня. Имеются данные о способности шалфея многокорневищного вызывать апоптоз звездчатых клеток печени.
Интересное исследование проведено Huseini HF, Alavian SM, соавт. Исследование было выполнено по современным стандартам, то есть двойным слепым, плацебо-контролируемым методом, с рандомизацией пациентов. 36 больным, имевшим цирроз печени, на протяжении 6 месяцев давали препарат LIV-52, включающий экстракты нескольких растений (мандур басма, тамарикс галльский, каперсы, цикорий обыкновенный, паслен черный, терминалия арджуна, тысячелистник обыкновенный). По окончании срока наблюдения было установлено, что у больных, принимавших препарат, существенно уменьшился показатель тяжести печеночной недостаточности по Сhild — Рugh, снизились уровни АЛТ и АСТ, уменьшился асцит, в сравнении с больными контрольной группы, получавшими плацебо. (Источник: Phytomedicine. 2005 Sep;12(9):619-24).

Таким образом, мы располагаем экспериментальными данными, подтверждающими наличие у ряда растений свойства предупреждать и даже обращать вспять развитие фиброза печени. Несмотря на то, что готовые препараты из растений с подобной активностью уже имеются в наличии (например, LIV-52), все же их число ограничено, и похвастать хорошей клинической изученностью они не могут. Данный факт, однако, не является препятствием для использования фитотерапевтом в своей практике сырья тех лекарственных растений, в отношении которых уже получен положительный экспериментальный опыт.

<<< к началу ### читать далее >>>



Источник: www.travolekar.ru


Добавить комментарий